<<
>>

Микрополе «Склонность к обману»

Микрополе «Склонность к обману» включает в себя два антонимичных микрополя - «Способный к обману» и «Неспособный к обману».

Микрополе «Способный к обману» представлено 89 лексическими единицами.

Ядерную зону микрополя составляют литературные лексемы лживый, лгун, хитрый, хитрец, льстивый, льстец. Обладая интегральной семой «склонный к обману», они отличаются дифференциальными семами, наличие которых позволило выделить несколько микрополей низшего порядка : «Лживый», «Хитрый», «Льстивый».

Микрополе «Лживый» (17 лексических единиц, 13 субстантивов и 4 адъектива) с ядерными лексемами лгун и лживый, имеющими значение ‘склонный ко лжи, говорящий ложь’ [МАС 2, 180], образует зону пересечения с микрополем

«Речевая деятельность». В центральную часть его входят лексемы, имеющие наиболее общее с ядерными значение: балабоха, бессовестник, брехало, брехач, брехун, брехливый, враїкал.)), враль, завирая, завралья, лгучий, ложник, неправдушный, плетун, свирущий.

Семантический анализ лексем, входящих в данное микрополе, выявил следующие полисеманты и слова с семантической диффузностью. Лексема брехало употребляется в тверских говорах в значениях ‘болтун; человек, говорящий вздор, пустяки’ [КГТО] [СРНГ 3, 176] и ‘лгун’ [КГТО]. Лексемы балабоха, бессовестник обладают диффузностью значения - ‘лгун, болтун’. Балабоха - говорит многа, врет. Балабоха - это врун по-нашему [Селигер 1, 26]. Кто много болтает и чепуху ненужную, называли бессовестник [Там же, 43]. Лексема плетунимеет значение ‘тот, кто много говорит, в том числе и неправды’ [Селигер 4, 390]. Люди, которые врут, - это болтуны или плятуны. Они любят поговорить, наврут с три короба [Там же]. Данные лексемы образуют зону пересечения с микрополем «Речевая деятельность», отражая существующую в народном представлении близость понятий «лживость» и «многословие».

Все лексические единицы данного микрополя обладают прозрачной внутренней формой.

Лексемы врун, вракало, брехало, брехач, брехун, брехливый, враль, свирущий, зывирая, завралья мотивированы глаголами со значением ‘говорить неправду’ - лгать, врать, брехать. Существительное ложь является лексическим мотиватором лексем ложник, лживый. Лексически мотивированная существительным совесть лексема бессовестник отражает представление об отсутствии у лживого человека нравственного самоконтроля, о его неспособности к оценке своего поведения как аморального. Мотив плетения, лежащий в основе номинации плетун, подчеркивает отсутствие прямоты, правды в словах лживого человека.

Микрополе «Хитрый» включает в себя ядерные лексемы хитрый, хитрец, имеющие значение ‘скрывающий свои истинные намерения, идущий непрямыми, обманными путями к достижению чего-л.’ [МАС 4, 600]. В центральной зоне микрополя располагаются лексемы азурчик, дранка, калтмат, карзовка, коваль,

колотыра, лазуха, ложник, ловкач, лукавый, лукбктстый, лысбтиха, лъгска, мазурик, мазур, мазурка, мазурница, мазуристый, морок, обакула, обакульник, обдёр, обдира, облбіза, облазливый, облоум, облыгала, обльїга, окула, окул.ьник, обморок, обормот, обойдоха, обтягульник, обтягулиха, охлой, охлъгнец, прощелыга, пройдоха, проныра, продувень, хитруля, хитрютя(45 лексических единиц, 40 субстантив и 6 адъективов).

Большая часть лексем имеет прозрачную внутреннюю форму. Мотив движения, часто сопряженного с трудностями, реализован в лексемах пройдоха, обойдоха, проныра, облаза, облазливый, лазуха, характеризующих ловкого, изворотливого человека, который везде пройдет, пролезет, пронырнет. Образ плута, который сможет проникнуть в любую щель, создает экспрессивное существительное прощелыга. На происхождение данной лексемы от существительного щель указывает Фасмер, см. [Фасмер 3, 387].

Сквозной мотив неточности в номинациях обманщика, воплощенный в частном мотиве нечеткой видимости, реализован в лексемах морок, обморок, обморот, мотивированных глаголами морочить - ‘вводить в заблуждение, обманывать, дурачить’ [МАС 2, 301] и обморочить - ‘обмануть, одурачить’ [Там же, 547].

Слово морок в тверских говорах встречается в значении ‘пасмурная, ненастная погода; облачность ’ и ‘смрад, гарь, чад’ [КГТО][СРНГ 18, 273]. Данные номинации создают образ человека, который обманывает, дурачит людей, словно туманит их рассудок. Сквозной мотив неточности также воплощен в частном мотиве нахождения около чего-либо и реализован в номинациях окула, окульник, обакула, обакульник, лексическими мотиваторами которых являются диалектные предлоги со значением ‘около’ - обакул [СРНГ 21, 344 ] и окул [СРНГ 23, 172].

Мотив кривизны присутствует в номинациях лукавый, лукавистый. В тверских говорах лука имеет значение ‘залив или излучина на озере’. А залив называли лука. Лука - это изгиб такой, там всякая рыба водится [Селигер 3, 229]. Древнерусское лука имело значения ‘изгиб, залив’ и ’хитрость, коварство’ [Фасмер 2, 531].

Хитрого мошенника репрезентируют лексемы со стертой внутренней формой - мазур, мазурик, мазурка, мазурница, мазуристый, азурчик. Мазурик - это хитрый, омманет. Я не была какой-нибудь мазуркой, я копейки себе не брала. А она обдувает будь здоров, така мазурка. Ну девка в нас была, ну мазурница, а не девка, всех омманывала [Селигер 3, 248]. Происхождение существительного мазури многочисленных производных от него объясняется по-разному. Даль считает данную лексему производной от мазур,т.е. ‘поляк’, или от мазуля, то есть ‘замарашка, оборванец’ [Даль 2, 289]. Фасмер указывает как на более вероятное происхождение от глагола мазать [Фасмер 2, 558].

Семантические диалектизмы подхалим, подхалимистый, употребляющиеся в значении ‘обманщик’ [ТС 4, 78], ‘доносчик, ябеда; лицемер’ [Селигер 4, 477], имеют в говорах также значение, свойственное литературному - ‘тот, кто угодничает, стараясь расположить к себе кого-л.’ [МАС 3, 227], образуя пересечение с микрополем «Льстивый». Подхалимами ябед называют, подлизников - тот же доносчик. Подхалим - это кто в глаза спокойно тебе смотрит, а потом наговаривает, зло на тебя точит [Селигер 4, 477].

Микрополе «Льстивый» включает в себя ядерные лексемы льстец, льстивый.

Его центральную зону составляют лексемы влаза, лаза, лабзун, леза, лестливый, лиза, облиза, обсьіса, подлаз, подласа, подлиза, подлизник, подмаза, подхалим, подхалима, подхалимистый, подхалк)жа, подхвостница, ползень, понача, похвостень, прилоіз, сгибень, сластиха, слябун(27 лексических единиц: 24 субстантива, 3 адъектива)

Лексемы со стертой внутренней формой подхалим, подхалимистый, подхалима, подхалюжа - суффиксально-префиксальные производные неустановленной формы с корнем -хал- от той же основы, что нахал, холуй, родственное хоііїі(холить) [Фасмер 4, 301]. Неясность семантики корневой морфемы компенсируется структурной мотивированностью лексем. Формант под- в синонимичных номинациях льстивого человека - подлаз, подхвостник, подлиза, подлизник, подласа, подмаза - реализует мотив пространственного положения внизу. Этот же мотив реализован в номинациях с прозрачной внутренней формой,

образно характеризующих льстивого, угодливого человека, унижающего себя и возвышающего объект своей лести: сгибень и ползень. Лексическими мотиваторами данных лексем являются глаголы сгибаться и ползать. Образная характеристика льстивого человека как согнутого или ползающего содержится в пословицах. Согнулся дугой, да и стал как другой. В ногах ползает, а за пятку хватает.

Мотив пространственного положения льстеца внизу и сзади реализован и в лексемах с корневой морфемой -хвост-: подхвостница и похвостень. Лексически мотивированные существительным хвост, данные лексемы также содержат зооморфное сравнение человека, который лестью и угодничеством пытается завоевать чье-либо расположение, с животным, находящимся у доминирующей особи рядом с самым нечистым местом.

Мотив поцелуя реализован в ряде номинаций данного микрополя. Внешнее поведение льстивого человека, ласковое и угодливое, лежит в основе номинации многих лексем, мотивированных глаголом лизать: общерусское подлиза и словообразовательные диалектизмы лиза, облиза, лизень, подлизник. Просторечный глагол лизать имеет значение ‘целовать’ [МАС , 183].

Синонимичный глагол лобзать является мотиватором существительного лабзун в значении ‘человек, который лестью добивается выгод для себя’ [ТС 4, 57]. Существительное общего рода обсыса имеет значение ‘подлиза’ [ТС 4, 68]. Глагол обсъгсываться в тверских говорах функционирует в значении ‘увиваться вокруг кого-нибудь, ожидая подачки’ [СРНГ 22, 241].

Глаголами лезть, лазить и их производными мотивированы лексемы леза, лаза, подлаз, прилаз, влЛзл. Мотивировочный признак «лезть» в данных номинациях создает образ льстивого человека, который «в душу влезет, а за грош продаст».

Мотив масла реализован в лексеме подмаза, производной от глагола подмазываться в переносном значении ‘лестью, заискиванием снискать чье-либо расположение, благосклонность, подлизаться’ [МАС 3, 197]. Подмаза в тверских говорах употребляется также в значении ‘помазок для смазывания маслом

сковороды, на которой пекут блины, пироги’ [КГТО][СРНГ 28, 73]. Тот же мотив масла присутствует в общеупотребительном глаголе умаслить - ‘добиться чьего- либо расположения, склонить к чему-либо лаской, лестью, подарками ’ [МАС 4, 489].

В прозрачной по своей внутренней форме лексеме сластиха реализуется мотив сладости при характеристике льстеца. Ср. посл. На языке мед, под языком лед.

Полярное микрополе «Неспособный к обману» включает в себя 38 лексических единиц (34 субстантива и 4 адъектива). В ядерной части содержатся общерусские лексемы правдивый - ‘любящий правду, истину, склонный говорить правду, истину’ [МАС 3, 352]; простак - ‘простодушный, бесхитростный

человек ’ [Там же, 524]. Общее значение с ядерной лексемой правдивый в тверских говорах имеет лишь одна лексема правдушный. Лексема простак, помимо значения ‘простодушный, бесхитростный человек’, имеет значение ‘недалекий, наивный человек’ [Там же, 524], образуя пересечение с микрополем характеристики по умственным способностям. Эта зона пересечения микрополей имеет высокую плотность, включая в себя лексемы, репрезентирующие бесхитростного, глуповатого человека, которого легко обмануть, обхитрить: зеворот, каплоух, каплях, кипалух, лабут, лоха, лопух, лох, межеумок, мишуля, модя, моргафоня, пантёха, пипа, поруда, порядливый, простофиля, простъгнища, раздевуля, разевай, разепай, разиня, разобурда, разрозя, рассомаха (росомаха), растепеля, растепйля, рахманный, ротозей, рохля, славута, сланей, солоня, липня, хлябота.

Диффузностью семантики обладают слова росомаха - ‘разиня, неряха’ [ТС 4, с 86]; модя - ‘соня, ротозей, вялый, кислый’ [Там же, 15], славута, сланей - ‘ротозей, плакса’ [Там же, 90]. Связь между плохим зрением и высокой вероятностью быть обманутым, отражает существительное пипа, которое в тверских говорах имеет значение ‘подслеповатый, близорукий человек’ [КГТО][СРНГ 27, 37] и ‘ротозей’[ТС 4, 78]. Общерусское рохля имеет значение ‘вялый, неэнергичный, нерасторопный человек, размазня’ [МАС 3, 754]. В

тверских говорах данное существительное употребляется также в значениях ‘разиня’, ‘бестолковый, неумелый’ и ‘небрежно одетый’. Старая стала, рохля, празявала, кагда зирно, вазили. Рохля беспамятливый такой, што где забудет. Рохля такой никакой, ни рыба ни мяса, как с казла малака. Рохля - неумеха, ничаво ни умеет. Рохля, разбрасала, адета как рохля [Селигер 6, 98]. Здесь обнаруживается пересечение с микрополями «Особенности моторики», «Умственные способности», «Отношение к труду» и «Одежда». Очевидна связь между медлительностью движений и отсутствием живости ума, между нерасторопностью и вероятностью быть обманутым.

Мотивационный анализ данного участка микрополя выявил основные мотивировочные признаки. Мотив простоты очевиден в прозрачной внутренней форме лексем простак, простофиля, простьінища.Простота позволяющего себя обмануть человека, которая «хуже воровства», получает языковую маркированность в говорах.

В основу номинации может быть положен внешний вид человека. Одним из продуктивных является мотив открытого рта. Сложением двух основ - рот и несохранившегося зъй (производного от зиять) - образовано общерусское ротозей и диалектное зеворот. Тот же мотивировочный признак лежит в основе значений диалектных лексем разевай, разепай, а также общерусского разиня, образованного из *orz-и -зиня от zinQti- ‘зевать’ [Фасмер 3, 434]. Мотив ушей лежит в основе метафорической номинации лопух (большие листья лопуха → большие уши доверчиво слушающего человека). Мотив ушей реализован и в номинациях каплоух, каплях, кипалух. В словаре Фасмера каплоух - ‘болван’ от каплоухий, каплухий - ‘вислоухий’ [Фасмер 2, 186]. Уши с особенностями - большие, короткие или свисающие - частные мотивы, реализующие сквозной мотив дефекта слуха, который лежит в основе номинаций, рисующих образ человека, не способного отличить правду от лжи.

Путем метафорического переноса образованы лексемы пантёха и лабут. Пантоха - так назывались в тверских говорах онучи, т.е. обмотки из холщовой ткани, которые наматывались под лапти [СРНГ 25, 200]. Лабуты в русских

говорах - ‘грубая, некрасивая, разношенная обувь’ [Там же 16, 218]. В тверских говорах лабуды - ‘сапоги большого размера’ [КГТО]. Мотив обуви вообще актуален для номинаций глупого, несообразительного человека в русском языке. Так, в русских говорах и в просторечии лапоть употребляется в значении ‘о простоватом, бесхитростном человеке’ [СРНГ 16, 266] и ‘о глупом, несообразительном человеке’ [Там же]; валенок - ‘грубый, простой, провинциального вида, некультурный человек’ [СРА, 55], сапог - ‘дурак, тупица’ [Там же, 416].

Частный мотив мягкости реализован в номинации рохля, мотивированной диалектным прилагательным рохлый, т.е. ‘рассыпчатый; рыхлый’ [КГТО].

В ряде структурно мотивированных лексем разиня, разобурда, рассомаха, растепёая, растепйля, разевай, разепай, раздевуля, раззевай значимым является формант раз(с)-. Имея значение высшей степени проявления какого-либо качества или деления на части, он способствует созданию экспрессивного образа человека, дающего возможность себя обмануть, обокрасть, раздающего по своей простоте имущество.

Мотивационный анализ, в результате которого выявлены основные мотивировочные признаки в номинациях человека, позволяющего себя обмануть (мотив простоты, мотив дефекта слуха, мотив удаленности от головы, мотив мягкости), подтверждает выводы, сделанные на основе семантического анализа. Осуждению диалектоносителей подлежит человек, позволивший обмануть себя из-за невнимательности, глупости, медлительности, нерасторопности, рассеянности.

Таким образом, микрополе характеристики по склонности к обману включает в себя два асимметричных по объему микрополя - «Способный к обману» и «Неспособный к обману» (рис. 10).

Рисунок 10 - Характеристика по способности к обману

Микрополе «Способный к обману» состоит из микрополей «Лживый», «Льстивый», Хитрый» (рис. 11).

Рисунок 11 - Способный к обману

В ходе семантического анализа была выявлена лакуна в обозначениях правдивого, честного человека (рис. 12). Данный фрагмент поля представлен лишь лексемами правдивый и правдушный. Неразработанность участка семантического поля является значимой в региональной языковой картине мира. Отсутствие вербализации в языке говоров данных качеств человека может отражать представление диалектоносителей о честности и правдивости как о нравственных нормах, которые не нуждаются в словесном выражении.

В то же время сектор поля, содержащий характеристику человека, способного ко лжи, оказывается тщательно разработанным. Также высокой номинативной плотностью обладает сегмент микрополя, репрезентирующий жертву обмана.

Рисунок 12 - Неспособный к обману

Категоричность в негативной оценке как обманщика, так и жертвы обмана подтверждается значительным преобладанием субстантивов в этих зонах микрополя.

3.3.

<< | >>
Источник: Грибовская Наталья Юрьевна. ЛЕКСИКА ТВЕРСКИХ ГОВОРОВ, ХАРАКТЕРИЗУЮЩАЯ ЧЕЛОВЕКА (СЕМАНТИКО-МОТИВАЦИОННЫЙ АСПЕКТ). Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук. Тверь - 2019. 2019

Еще по теме Микрополе «Склонность к обману»:

  1. Микрополе «Речевая деятельность»
  2. Микрополе «Одежда»
  3. Микрополе «Отношение к материальным ценностям»
  4. Микрополе «Телосложение»
  5. Микрополе «Рост»
  6. Микрополе «Отношение к труду»
  7. Микрополе «Особенности моторики»
  8. 3.1. Микрополе «Моральные качества»
  9. Микрополе «Поведение в социуме»
  10. Микрополе «Общая эстетическая оценка»
  11. Микрополе «Эмоциональное состояние»
  12. Микрополе «Отношение к физиологическим потребностям»