<<
>>

Микрополе «Поведение в социуме»

Микрополе «Поведение в социуме» содержит лексемы, характеризующие человека по его действиям в обществе, и включает в себя микрополя низшего порядка «Гордый», «Упрямый», «Нарушитель порядка», «Капризный», «Способный к адаптации в обществе».

В микрополе «Гордый» входит 21 лексическая единица (14 субстантивов и 7 адъективов): басило, выйный, въгяха, въглеток, гордый, гарный, гмъгра, гмъгря, гмырастый, гмырястый, гордец, гордёна, гордёха, гордный, заверняй, копырза, купъгрза, кичень, купава, лимонник, скопысоватый, харзистый, хозистый. Ядерной в данном микрополе является литературная лексема гордый. В современном русском языке гордый употребляется в энантиосемичных с точки зрения оценки значениях: ‘обладающий чувством собственного достоинства, самоуважения’ и ‘считающий себя выше, лучше других и с пренебрежением относящийся к другим; заносчивый, высокомерный’ [МАС 1, 332]. Граница между чувством собственного достоинства, самоуважением и излишней самоуверенностью, превозношением себя, преувеличением собственной

значимости оказывается довольно зыбкой. О.А. Кузнецова, исследуя лексико­семантическое поле «Гордость» в русском языке, отмечает, что «анализ контекстов Национального корпуса русского языка последнего двадцатилетия показал, что лексемы гордый, гордость, гордиться в большинстве случаев выражают положительную оценку со стороны субъекта речи» [Кузнецова 2013, 10]. Однако в тверских говорах большая часть лексем исследуемого микрополя содержит отрицательную оценку гордого человека: высокомерного, спесивого, зазнающегося, превозносящегося перед другими, самодовольного. Положительная оценка в структуре лексических значений единиц данного поля единична. Так, позитивное отношение к гордому человеку, человеку «с уважением к себе» выражает диалектное прилагательное гордный, употребляющееся диалектоносителями по отношению к самому себе. Я гордная, мне чтоб к каждому празднику платье [Селигер 1, 188].

Пересечение с микрополем «Красивый» образует лексема купава, имеющая в тверских говорах значение ‘гордая, красивая, полная женщина’ [ТС 4, 57]. Связь между внешней красотой и гордостью отражает и лексема гарный - ‘гордый, форсистый’ [ТС 4, 45]. Пересечение полей «Характеристика по внутренним качествам» и «Характеристика по внешним свойствам» отражает представление о внешней красоте как поводе для гордости.

Однако чаще гордость в тверских говорах осмысляется через другие черты характера, оценивающимися носителями языка негативно - упрямство, капризность, наглость или нелюдимость. Так, полисемант копъгрза (и фонетические варианты купъгрза) в тверских говорах имеет значения ‘гордый, чванливый человек’ , ‘шалун, проказник’ и ‘капризный, несговорчивый, упрямый человек’ [ТС 4, 56], образуя зоны пересечения соответствующих микрополей. В качестве интегральной семы значений полисеманта копырза можно выделить «с трудным характером» .

Смежность понятий гордость и вспыльчивость отражена в лексеме заверняй, функционирующей в тверских говорах в значениях ‘гордец’ и ‘буян’ [ТС 4, 49].

Лексемы гмьіра, гмыря, гмырастый, гмырястый функционируют в тверских говорах в значении ‘необщительный, высокомерный человек’ [Селигер 1, 176], образуя зону пересечения с микрополем «Речевая деятельность». Гмырястый внук, взбучится, как бык стоит, стоит, как гмыря. Гмырястая пошла, ни с кем не здоровается [Там же].

Мотивационный анализ микрополя позволил выделить основные мотивировочные признаки в номинациях. В основе большинства номинаций микрополя лежит действие, производимое гордым человеком. Так, лексическим мотиватором номинаций гордый, гордец, гордный, гордёна, гордёха является литературный глагол гордиться. Глагол кичиться - ‘выставлять свое превосходство перед другими, держаться высокомерно’ [МАС 2, 52] - является лексическим мотиватором лексемы кичень. Прилагательное харзистый, характеризующее гордого, заносчивого человека, и его фонетический вариант хозистый мотивированы диалектным глаголом харзиться, харзить, т.е.

‘зазнаваться, сердиться, горячиться’ [Даль 4, 543]. Мотив оторванности от общества, от коллектива в номинациях гордого человека реализован в лексеме с прозрачной внутренней формой вылеток - ‘гордый, высокомерный человек, выскочка’. Вылеток - он как выскочка, вроде хвастуна. Игореха был вылеток, в городе пожил, а когда сюда приехал, гордый ходил, хвастался с утра до вечера. [Селигер 1, 149]. В тверских говорах вылеток означает ‘научившийся летать птенец’. Вылеток про птенцов говорят, на крыло становится улетает из гнезда [Там же]. Гордый человек стремится отделиться, отбиться от коллектива, «вылететь из гнезда». Такое обособление, отделение от социума воспринимается как отклонение от нормы.

Также актуальным для номинаций данного микрополя является мотив внешнего вида человека, в частности, мотив красоты, отражающий связь между красотой наружности и гордостью, высокомерием человека. Лексическим мотиватором лексемы басило является диалектное существительное баса, т.е. ‘красота’, функционирующее во многих русских говорах. Баса приглядится, а ум пригодится. Сколько прибасов не надевай, а басы не прибудет, коли бог не дал.

[СРНГ 2, 127]. Мотив красоты реализован и в лексеме гарный, употребляющейся в южнорусских говорах в значении ‘хороший, красивый’. Девка гарная, замуж скоро пойдет [СРНГ 6, 146]. Мотивировочный признак «шея», актуализирован в номинациях гордого человека выйный, выяха [ТС 4, 43]. Выя - устар. ’шея’ [МАС 1, 293]. Внешний вид гордого человека связан в представлении носителей диалекта с его осанкой и, прежде всего, с определенным положением головы.

Мотив кислоты реализован в номинации лимонник. Глагол лимониться, имеет в тверских говорах значение ‘важничать, чваниться’. Диалектные глаголы лимонить, лимониться, лексически мотивированные существительным лимон, встречаются в русских говорах в разных значениях. Так, в псковских и тверских говорах глагол лимонить имеет значения ‘обманывать’, в нижегородских, рязанских, архангельских -‘красть, воровать’, во владимирских - ‘вяло есть’ , в вологодских -‘колотить, бить’, в рязанских, архангельских - ‘мешать чему-либо, подговаривать, хлопотать в свою, а не в общую пользу’ [СРНГ 17, 49].

Глагол лимониться в орловских и вятских говорах имеет значения ‘хитрить; подсмеиваться’, а также ‘краснеть лицом при употреблении спиртных напитков’ [Там же]. Как видим, здесь актуализируется мотив кислоты, характерный для выражения неодобрительного отношения к различным отрицательным качествам человека.

Микрополе «Упрямый» включает в себя 42 лексические единицы (21 субстантив и 21 адъектив). Ядерная зона микрополя представлена литературной лексемой упрямый, имеющей значения с противоположным оценочным компонентом - ‘неуступчивый, несговорчивый, стремящийся поступить по- своему, поставить на своем вопреки необходимости и здравому смыслу’ и ‘упорный, настойчивый’ [МАС 4, 509]. В центральной части микрополя располагаются лексемы: артачина, балмаш, вольник, вольница, здорный, кобенистый, кобень, копостный, копошный, копырза, купъгрза, корень, корыстный костъгг, костъгк, напротивщик, настойчистый, непокорчивый, неслухмяный, несговорный, норовитый, обаноїт, облом, обушник, одёр, одрина, ослушка, обонусистый, обонусный, оборотень, остебельник, порный, поркий,

рогатистый, стропливый, суковатый, сопротивный, укобистый, ухобистый, упёртый, хлопоть.

Оценочная энантиосемия ядерной лексемы упрямый позволяет разделить данное микрополе на два асимметричных по объему сектора - с положительным и отрицательным оценочным компонентом в значении. Положительная характеристика упрямого, настойчивого в делах человека содержится в словообразовательном диалектизме настойчистый и семантическом диалектизме корыстный.

В литературном языке лексема корыстный содержит отрицательную коннотацию, имея значение ‘стремящийся к личной выгоде, наживе’ [МАС 2, 109]. В тверских говорах семантический диалектизм корыстный функционирует в значении ‘настойчивый’ и имеет положительную коннотацию. У нас человек корыстный: если нельзя сделать, но человек все равно сделает [Селигер 3, 111]. Корыстным быть хорошо, человек любое дело сделает. Трудно, нельзя это сделать, а он сделает [КГТО]. Причиной оценочной энантиосемии прилагательного корыстный стало выделение различных аспектов в действиях человека, который стремится к личной выгоде, наживе и настойчиво добивается ее получения.

Настойчивость в достижении поставленной цели одобрительно оценивалась диалектоносителями, а потенциальная сема «настойчивый» способствовала формированию у прилагательного корыстный диалектного значения с положительной коннотацией.

Второй сектор микрополя, включающий лексемы с отрицательной коннотацией, значительно объемнее по количеству входящих в него лексических единиц. Анализ многозначных слов и слов с диффузностью значения дает информацию о зонах пересечения смежных полей. Многозначным является лексема одёр ‘о глупом, ленивом, дрянном человеке’, ‘упрямый человек’, ‘нахальный, беззастенчивый человек’ [ТС 4, 69]; остебельник - ‘упрямый, ленивый и своевольный человек’ [Там же, 71]; оборотень - ‘несговорчивый’ и ‘сварливый’ [КГТО]. Диффузностью значения обладают лексемы суковатый,

обонусистый, обонусный, норовитый, обозначающие упрямого, своенравного человека с трудным характером, балмаш, здорный - упрямого, вздорного, взбалмошного; хлопоть - упрямого, несговорчивого и неспокойного.

Прозрачная внутренняя форма большинства лексем, входящих в исследуемое микрополе, представляет информативную ценность для мотивационного анализа. Для лексем с положительной коннотацией настойчивый, настойчистый, лексическим мотиватором которых является глагол стоять, характерен мотив прямоты. Этот же мотив содержится в ядерной лексеме упрямый, мотивационно и этимологически связанной с прилагательным прямой [Фасмер 4, 165].

Сквозной мотив трудности в негативных номинациях упрямого человека, воплощенный в серии частных мотивов, создает образ упрямца, общаться с которым окружающим всегда нелегко. Мотивировочные признаки прямо указаны во внутренней форме номинаций непослушного (ослушка, неслухмянный), непокорного человека (непокорчивый), действующего против воли других (сопротивный, напротивщик), поступающего по собственной воле (вольник, вольница); человека, с которым нельзя договориться (несговорный). Беспокойство, хлопоты, которые причиняет окружающим поведение упрямого человека, явились мотивом для номинации хлопоть.

Семантически мотивированные прилагательные копостный и копошный в тверских говорах функционируют в значении ‘трудный’, когда речь идет о работе. Это копостная работа - трудна, тяжёла, копостный человек - худой, упрямый [Селигер 3, 97].

Сквозной мотив трудности может быть воплощен в частном мотиве твердого и крепкого, реализованном в номинации корень. В прямом значении корень - это ‘подземная часть растения, посредством которой оно укрепляется в почве и получает из земли воду с растворенными в ней минеральными веществами’ [МАС 2, 103]. Потенциальная сема «крепкий, устойчивый» способствовала развитию метафорического значения ‘упрямый, неуступчивый’. Мотив твердости также реализован в лексеме обушник, лексическим мотиватором которой является существительное обух - ‘тупая, противоположная лезвию

сторона острого орудия (обычно топора)’ [МАС 2, 571]. Тот же мотивировочный признак положен в основу метафорического значения лексемы остебельник, имеющей в русских говорах прямое значение ‘короткая палка’. Врежу остебельником между крыл, сразу с ног свалишься [СРНГ 24, 62]. Диалектное остебелок, имеющее в говорах значение ‘обломок прута, розги, хворостины’ [Там же], также может являться лексическим мотиватором субстантива остебельник. Частный мотив битья в данной номинации способствует созданию образа упрямца, на которого не действуют физические наказания. Хоть засеки — всё такой же остебельник [Там же]. Аналогичный мотивировочный признак находим в основе прилагательного поркий, лексическим мотиватором которого может являться глагол пороть в значении ‘бить’.

Мотив трудности в номинациях упрямого человека может быть реализован с помощью мотивировочного признака «искривленный». Образы крюка, рога, сука, загнутого инструмента для плетения лаптей актуальны для номинаций костык (костыг), кобень, кобенистый, укобистый, суковатый, рогатистый. В тверских говорах существительное костык (костыг) имеет прямое значение ‘широкое загнутое шило, с помощью которого плетут лапти’. Надо новый костыг делать, а то лапти плести нечем [КГТО][СРНГ 15, 84]. Слово кобеня у Даля зафиксировано в значении ‘крюк стенной, для подвески чего’ [Даль 2, 126]. Образ крюка, присутствующий и в прилагательном суковатый, воплощает сквозной мотив трудности в номинациях упрямца. Этот же мотив реализует образ рогов, положенный в основу номинации упрямого, несговорчивого человека рогатистый. Сын у нее рогатистый был, упрямый. Он всегда упрямый был, ни в чем не сговоришься [Селигер 6, 86]. Диалектный глагол рогатить в тверских говорах означает ‘мешать кому-нибудь в работе, препятствовать в каком-нибудь деле’. Рогатить другим - себе вредить [Там же].

Мотив нечистой силы также характерен для номинаций исследуемого микрополя. Лексическими мотиваторами лексем обанат и оборотень являются обозначения демонологических персонажей. В тверских говорах обанат, обанок функционируют в значении ‘черт, леший, оборотень’ [КГТО][ТС, с. 111].

Существительное обанат явилось семантическим мотиватором для лексем, негативно характеризующих человека по его отрицательным свойствам: своевольного и упрямого человека, бестолкового и глупого, а также злого шутника и насмешника. Образ нечистой силы в номинациях данной группы содержит также лексема облом [КГТО], функционирующая в русских говорах в значении ‘нечистая сила, злой дух, домовой, который портит, «обламывает» лошадей, а иногда и людей’. Знать, облом его изломал [СРНГ 22, 107].

Лексемы артачина, артачливый мотивированы разговорным глаголом артачиться, т.е. ‘упрямиться, не соглашаться’ [МАС 1, 46]. Первоначально значение глагола артачиться, как и диалектного ртачиться (от рот) было ‘закусывать удила, не слушаться возжей, удил’ [Даль 4, 105] и применялось по отношению к упрямой лошади. Образное сравнение человека с животным характерно для диалектной лексики. Как правило, тип метафорического переноса «животное - человек», способствуя появлению отрицательного оценочного компонента в значении, используется для номинаций человека по его негативным качествам. Зооморфная метафора лежит и в основе экспрессивных номинаций упрямца одёр, одрина. Диалектное одёр означает ‘тощее, слабое домашнее животное’. Плохая скотина, лошадь к примеру, или овца, корова, если худая, как скелет, ее называют одер [СРНГ 23, 15].

Микрополе «Нарушитель порядка» содержит 57 лексических единиц (32 субстантива, 25 адъективов). В ядерной зоне располагаются общерусские лексемы озорник, буян, драчун. Центральная часть микрополя включает в себя лексемы базарник, балмаш, блажной, вязга, драксул, драксун, драксучий, дерун, дракса, задираха, забиячливый,заверняй, завихрйстый, задирчивый, здорный, каплнэшник, колкий, копьірза, купьірза, надеристый, натеребистый, натяжный, нахбільник, оголченный, одёр, озаристый, озорнина, охальник, охорс'ішок, охлопок, ошаленник, пашибок, перегрьіза, перелаз, подковырчивый, порез, придеристый, придириха, приедчивый, ругатель, сабодрбіга, снбіголовец, снаголовник, снаголовный, собарник, суголовный, суголовый, теребистый, терёбистый, хлёсткий, чирибастый, шаленный, шальной, ярный.

Лексемы задираха, задиристый, задирчивый, заверняй; дракса, драксул, драксун, драксучий, дерун, дракса, колкий, надеристый, теребистый, терёбистый, натеребистый, чирибастый характеризуют нахального человека, провоцирующего конфликты, зачинщика ссор, драчуна. Задираха, задирчивый парень - драксун, драчун [Селигер 2, 13]. Если мальчишка дерется, дашь подзатыльник, экий драксун, дракса [Там же, 41]. В группе у внучки восемь детей, один драксучий мальчик. Который дерется, звали его драксул [Там же]. Лексема заверняй - ‘буян’ и ‘гордый человек’ [ТС 4, 49] - образует зону пересечения с микрополем «Гордый».

Ряд лексем микрополя характеризует человека с непростым характером, причиняющего окружающим хлопоты или неудобства: здорный - ‘вздорный, упрямый’ [ТС 4, 50], суголовный, суголовый ‘блажной, бешеный, своенравный’ [Там же, 92], балмаш - ‘взбалмошный’ [Там же, 33], а также вспыльчивого человека: ярный - Корячий, вспыльчивый’ [Там же, 93], завихристый - ‘вспыльчивый’ [Селигер 2, 104].

Зону пересечения с микрополем «Речевое поведение» составляют лексемы со значением ‘грубый, дерзкий, нахальный’ (озаристый, озойник, хлёсткий, заверняй, ругатель, охальник, нахальник, собаїрник, одёр, перегрыза), поскольку грубость является отрицательной чертой характера, которая проявляется в поведении и речи. В этой же области пересечения полей находятся лексемы, характеризующие человека, склонного придираться к кому-либо или к чему-либо: придирчивый, придеристый, придириха, приедчивый, подковырчивый, натяжый, вязга.

Мотивационный анализ выявил характерные мотивы для номинаций микрополя. Мотив потери ума актуален в номинациях человека, нарушающего порядок поведения. Диалектизмы ошаленник [ТС 4, 74], шаленный [Там же, 93], характеризующие импульсивного, вспыльчивого человека, мотивированы глаголом шалеть - ‘терять способность здраво мыслить, соображать’ [МАС 4, 698]. Для реализации мотива потери ума при характеристике человека, склонного к шалостям, используется образ снятой головы. Лексемы снаголовец,

снаголовник, снаголовный, образованые от снять и голова аналогично лексеме сорвиголова [Фасмер 3, 702], употребляются в тверских говорах в значении ‘безобразник, озорник’ Ах, ты, снаголовец, ты проклятый, только и знает что по огородам шнырить [ТС 4, 91].

В номинациях озорника, проказника также актуален мотив чего-либо непригодного, для реализации которого используются образы объедков, обломков и т.п. Лексемы охлопок, охораток, пашибок имеют значение ‘об озорном, шаловливом подростке’ [Там же, 73, 74]. В тверских говорах охлопок означает ‘очень маленький остаток кудели’. Ахлопок - прядешь на кудели, астался кусочек, ахлопок, мать гаварит: «Брось ты яго, из няго уже ничаго не будит» [Селигер 4, 298]. Охарятки - так в тверских говорах называют остатки еды, объедки. Собрали после ужина ахарятки и вылили в пойло парасятам [Селигер 4, 297]. Диалектное пашибок имеет значение ‘осколок, обломок чего- либо’ [СРНГ 25, 305].

Номинации перелаз, перелаза [ТС 4, 75] создают образ проказника, который для совершения шалостей пользуется не калиткой, а специальным ходом через плетень или забор. Перелаз - ‘место в плетне, где можно перелезть (для чего обычно кладется по доске с каждой стороны плетня) ’ [МАС 3, 73].

В номинациях драчливого человека дерун, натеребистый, теребистый, терёбистый, чирибастый основным мотивировочным признаком является действие, производимое драчуном. Диалектное дерун, как и общерусское драчун, мотивировано глаголом драть в значении ‘бить’ [МАС 1, 444]. Синонимичные прилагательные натеребистый, теребистый, терёбистый, чирибастый - ‘забияка, задиристый, драчливый’ [ТС 4, 63, 92, 93] мотивированы глаголом теребить. Одно из значений этого глагола в тверских говорах - ‘бить, колотить кого-либо’. Мужик на это осердился и давай дурака теребить [КГТО][СРНГ 44, 68].

Микрополе «Капризный» включает в себя 15 лексических единиц (9 субстантивов и 6 адъективов). В ядерной зоне располагается литературная лексема капризный, являющаяся именем поля. Центральная часть содержит

лексемы сколуплина, каприза, копъфза, купырза, приколупина, подкожник, прокислый, сикля, сикляха, сикуша, цъгбистый, убористый, угибистый, перебирливый.

Само слово каприз, лексический мотиватор для лексем капризный, каприза, имеет этимологическую связь с итальянским музыкальным термином capriccio(от латинского capra - «коза»), называющим произведение со скачущей (как у козы) сменой настроений и эпизодов [Фасмер 2, 187]. Мотивационная параллель в сравнении человека с неустойчивым, «скачущим» настроением и козы присутствует в диалектных номинациях. Прилагательное цыбистый мотивировано подзывным словом для козы - цыба. В южнорусских говорах данная лексема обозначает козу - ‘цыба, общая кличка козы’ [Даль 4, 374]. В тверских говорах глагол цыбаться употребляется в значении ‘ломаться, жеманиться’ [КГТО] [Даль 4, 374].

Мотив физической боли воплощают лексемы подкожник и сколупина, образованные путем метафорического переноса. В тверских говорах данные лексемы имеют прямые значения: подкожник - ‘подкожный прыщ’ [СРНГ 28, 40], сколупина - ‘рана на теле, у которой содрана кожа’ [СРНГ 38, 63]. Номинации подкожник и сколупина создают яркий образ капризного человека, недотроги, которого нельзя задевать, сравнивая его с болезненным повреждением кожи. Имплицитно мотив физической боли присутствует в номинациях сикля, сикляха, сикуша. Видишь какая сикля, только ей и угождай. Какая ты сикля стала. Ну и сикля, так и винтует [СРНГ 37, 301]. Глагол сиковать в тверских говорах имеет значение ‘вести себя своенравно, высказывая необоснованные желания, прихоти; капризничать’. Что за ребенок! С утра сикует! [КГТО]. Лексемы сикля, сикляха, сикуша имеют в тверских говорах значение ‘муравей’. Мотив физической боли в номинациях капризного человека реализован в образном сравнении с насекомым, укусы которого болезненны.

Микрополе «Способный к адаптации» включает в себя 10 лексических единиц (все адъективы). Так как в литературном языке нет слова, которое номинировало бы человека, способного к быстрой адаптации, легко

привыкающего к новым условиям жизни, то ядерная зона микрополя оказывается незаполненной. В центральной зоне микрополя располагается ряд синонимичных лексем со значением ‘быстро и легко ко всему привыкающий’: выкалый, навадкий, навадный, обседчивый, обычный, обЫчливый, оседчивый, свЫчливый, свойчатый, привЫтчивый.

Лексема выкалый имеет значение ‘привычный, бывалый, многоопытный, с широким кругом общения’. Я к ней пойду, я выкалая, бывала. Выкалый человек - общительный, много знает, общается. А Лешка - охотник выкалый, все знает, 20 лет уж охотник. Выкалый, привычный к этой работе человек [Селигер 1, 147].

Лексема свойчатый в тверских говорах употребляется в значениях ‘быстро привыкающий’ и ‘ласковый, доступный, обходительный’ [ТС 4, 87], образуя зону пересечения с микрополем «Характеристика по моральным качествам». Мотивировочный признак «привыкнуть» лежит в основе лексем с прозрачной внутренней формой привъгтчивый, свъгчливый, объгчливый, объгчный, навадкий, навадный. Прилагательные привЫтчивый, свЫчливый мотивированы синонимичными глаголами привыкнуть ‘освоиться, свыкнуться с чем-либо’ [МАС 3, 398] и свыкнуться ‘привыкнуть к кому-, чему-либо, освоиться с чем- либо’ [Там же 4, 57]. Семантический диалектизм обЫчный [КГТО][СРНГ 22, 290] и его словообразовательный вариант обычливый - ‘скоро ко всему привыкающий’ [ТС 4, 69] мотивированы диалектным глаголом обвычеть, т.е. ‘привыкнуть к чему-либо, освоиться’ [СРНГ 22, 12]. Прилагательные навадный и навадкий мотивированы глаголом навадиться, функционирующим в тверских говорах в значении ‘привыкать, приучаться к чему-либо’. Я недавно из деревни [приехала], дак еще не навадилась по-городскому-то говорить [СРНГ 19, 144].

Частный мотив «сидеть» воплощает сквозной мотив привычки в номинациях обседчивый и оседчивый. Лексическим мотиватором данных лексем является диалектный глагол обседиться, т.е. ‘обсидеться, привыкнуть, приспособиться к чему-либо’. Обседился рой на сосне. Обседиласъ куплёная курка. Обседилисъ мы у вас [СРНГ 22, 230].

Мотив привычки воплощен в частном мотиве «свой». Прилагательное свойчатый, т.е. - ‘быстро привыкающий’ [ТС 4, 87], семантически связано с глаголом освоиться и местоимением свой. Свойчатый - тот, кто освоился, стал своим.

Как видим, в составе микрополя «Поведение в социуме» наиболее разработанными оказываются микрополя «Нарушитель порядка» (57 лексических единиц.) и «Упрямый» (40 лексических единиц). Менее разработаны микрополя «Гордый» и «Капризный», включающие в себя 21 и 15 лексических единиц соответственно (рис .13).

Рисунок 13 - Характеристика по поведению в социуме

Зону пересечения данных микрополей образуют лексемы копырза, купырзй, имеющие в тверских говорах значения ‘гордый, чванливый человек’, ‘шалун, проказник’ и ‘капризный, несговорчивый, упрямый человек’ [ТС 4, 56]. В качестве интегральной семы значений полисеманта копырза можно выделить «с трудным характером» .

В микрополях «Упрямый» и «Гордый» отмечена оценочная энантиосемия ядерных лексем. Однако наполнение центральных частей микрополей диалектной лексикой, отрицательно характеризующей упрямого и гордого человека, фиксирует представление диалектоносителей о данных качествах как о безусловном отклонении от нормы. Запечатленный в региональной языковой картине мира отрицательный образ упрямого, гордого и капризного человека,

действия которого нарушают нормы поведения в социуме, доставляя неудобства окружающим, отражает аксиологически значимые представления диалектоносителей о приоритете общего над частным, коллективного над индивидуальным.

Микрополе «Способный к быстрой адаптации в обществе», не имеющее тщательной разработки в литературном языке, представлено 10 лексическими единицами. Разработанность данной семантической сферы в тверских говорах, а также наличие положительного оценочного компонента в структуре лексических значений прилагательных, характеризующих человека, способного к быстрой социальной адаптации, свидетельствует о важности для носителей диалекта таких качеств, как умение легко осваиваться в новой среде, уживаться в человеческом сообществе, вести себя в социуме в соответствии с принятыми нормами и традициями. Обладание данными качествами в народном сознании не только представляется полезным, но может стать основой для выживания в экстремальных условиях.

Таким образом, данный участок лексико-семантического поля «Характеристика человека по внутренним качествам» отражает народное представление о высокой значимости социальных качеств, обеспечивающих непротиворечивое, бесконфликтное существование человека в общине.

3.4.

<< | >>
Источник: Грибовская Наталья Юрьевна. ЛЕКСИКА ТВЕРСКИХ ГОВОРОВ, ХАРАКТЕРИЗУЮЩАЯ ЧЕЛОВЕКА (СЕМАНТИКО-МОТИВАЦИОННЫЙ АСПЕКТ). Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук. Тверь - 2019. 2019

Еще по теме Микрополе «Поведение в социуме»:

  1. 3.1. Микрополе «Моральные качества»
  2. Микрополе «Эмоциональное состояние»
  3. Микрополе «Речевая деятельность»
  4. Микрополе «Телосложение»
  5. Микрополе «Рост»
  6. Микрополе «Склонность к обману»
  7. Микрополе «Отношение к труду»
  8. Микрополе «Особенности моторики»
  9. Микрополе «Общая эстетическая оценка»
  10. Микрополе «Одежда»
  11. Микрополе «Отношение к физиологическим потребностям»
  12. Микрополе «Отношение к материальным ценностям»
  13. Микрополе «Умственные способности»
  14. Микрополе «Состояние здоровья»
  15. Микрополе «Отличительные признаки внешности»