<<
>>

Микрополе «Одежда»

Лексико-семантическое поле «Характеристика человека по внешним свойствам» включает объемную группу лексем, характеризующих человека по его одежде - 115 лексических единиц. Микрополе «Одежда» находится в зоне пересечения лексико-семантических полей «Характеристика человека по внешним свойствам» и «Характеристика человека по внутренним качествам»,

поскольку одежда человека отражает его склонности, привычки, т.е.

внутренние установки (аккуратность/неаккуратность, равнодушие к одежде или пристрастие к нарядам).

В ходе анализа можно выделить два микрополя низшего порядка «Неряха» и «Нарядный».

Микрополе «Неряха» представлено 98 лексическими единицами. Плохо, неряшливо или грязно одетого человека в говорах Тверской области репрезентируют следующие субстантивы (93) и адъективы (5): вбзгбла, вазгало, вазгалья, встун, вазган, возголя, замаза, коломяга, коломяжка, кулёма, кулёмка, ляпила, лупса, лупа, луша, люпа, люша, лыва, мокруша, мокрохвостка, мокрохвостица, мокрохвостый, немъгтик, немыть, неумьітик, неумоя, мазилка, мазанка, мазила, мазута, мазепа, мурза, мурзайка, обаляй, обдергай, обдергузник, обдёра, обдерень, обдериха, обмбза, ободранец, ободрбник, ободрбница, ободранка, ободрбшка, ободриша, ободриха, оборванник, оборвиша, обормот, оборвиха, общипаник общипанец, одергузень, одергузник, одерняй, отрёпанник, отрепа, оскорузлик, перерванец, понёва, понёвка, понява, потималка, порва, порвань, порвиша, порвиха, прирва, придериша, придериха, растрепай, рвень, рудный, скарузлик, скарузлый, свинюх, свинух, солоха, трепа, трянистый, туръгбала, фефёла, халабруда, халабруй, хлюпаница, хлопа, ховра, ховрюга, чемурза, череда, чуваша, чумазик, чушка, шалушпаник.

В ходе семантического анализа многозначных слов и слов с диффузной семантикой было выявлено пересечение смежных микрополей. Лексемы кулёма, кулёмка имеют значение ‘непутевая, неопрятная женщина; неряха’.

Кулёма - это обзывательное слово, это если кто растрепан и одет плохо. На человека говорили: кулема - на девку, если неопрятная она или сделала что неладное. Оделась как кулема - что красное, что черное [Селигер 3, 167]. Диалектный глагол кулёмать в русских говорах имеет значение ‘делать что-либо небрежно’ [СРНГ 16, 57]. Небрежность человека в одежде, неумение поддерживать приличный внешний вид осуждается наравне с неумелостью и небрежностью в работе. Лексема фефёла имеет значения ‘неопрятная женщина’ [ТС 4, 29] и

‘нерасторопный, несообразительный человек’ [КГТО], солоха- ‘неопрятная женщина, неряха’ [ТС 4, 26] и ‘глупая, нерасторопная женщина’ [Там же, 92]. Пересечение микрополей «Одежда», «Особенности моторики» и «Интеллект» отражает народное представление о причинно-следственных отношениях между соответствующими качествами человека. Человек, не способный соблюдать аккуратность в одежде, скорее всего, не отличается ловкостью движений и не имеет больших умственных способностей.

В основе группы номинаций человека в старой, рваной одежде лежит действие. Так, глаголами рвать, драть, дергать, трепать мотивированы диалектизмы оборванник, оборвиша, оборвиха, порвиха, порва, порвань, порвиша, прирва, перерванец, рвень, обдергай, обдергузник, обдёра, обдерень, обдериха, ободранец, ободраник, ободрсіница, ободранка, ободрсішка, ободриша, одерняй, ободриха, одергузень, придериша, придериха, трёпа, отрёпа, отрёпанник, растрепай.

Человека в старой, короткой или узкой одежде репрезентируют лексемы общипаник, общипанец. Глагол ощипать (общипать) имеет в литературном языке значение ‘выдернуть перья, пух (у птиц)’ [МАС 2, 734]. Лексемы общипанец, общипанник содержат образное сравнение человека в старой, негодной, рваной одежде с общипанной птицей.

В номинациях неопрятного человека реализован мотив грязи. Прозрачной внутренней формой обладают находящиеся в отношениях лексической мотивации с глаголом мыть словообразовательные диалектизмы немъгтик, немыть, неумьітик, неумоя.

Глаголом мазать в значении ‘грязнить, пачкать’ [МАС 2, 215] мотивированы существительные мазилка, замаза, обмеїза, мазанка, мазила, мазута, мазепа. Во мазила, замазюканный. Грязный, мазута, пришел с речки. Мазепа - мужик грязный и женщина вышла грязная, мазепа [Селигер 3, 247]. Диалектными глаголами веізгать, вазгеїнить, вазголить, употребляющимися в тверских говорах в значении ‘пачкать’, мотивированы диалектизмы в0зг0ла, ваззгало, вазгалья, вазгун, вазгОїн и возголя [КГТО]. Существительным обаляй в говорах Тверской области номинируется неряшливый, неопрятный человек

[ТС 4, 66]. В качестве лексического мотиватора может выступать глагол обваляться ‘валяясь, покрыться, испачкаться чем-либо’ [МАС 2, 519].

Глаголами хлюпать в значении ‘издавать характерные чавкающие звуки (о грязи, жиже, воде и т.п.)’ [МАС 4, 607] и лупать, люпать, т.е. ‘пачкать, забрызгивать платье, подол’ [СРНГ 17, 199] мотивированы существительные хлюпа, хлюпаница, лупса, лупа, луша, люпа, люша, обозначающие человека с мокрым или грязным подолом платья.

Прилагательное кастливый - ‘нечислоплотный, грязный’ [КГТО] мотивировано существительным касть, являющимся в русских говорах полисемантом с интегральной семой в значениях ‘нечто неприятное’. Одно из значений лексемы касть - ‘грязь’. От дождя такая касть везде, не пройти [СРНГ 13, 118]. В тверских говорах словом касть называют не просто грязь, а «смрадную, вонючую грязь», иногда экскременты [Там же].

Прилагательное рудный имеет в тверских говорах значение ‘грязный, замаранный, нечистый’ [ТС 4, 24]. Лексическим мотиватором данного прилагательного является существительное руда, употребляющееся в русских говорах в значении ‘кровь’, а также ‘грязь на теле, одежде’. Весь рукав у тебя в руде. Чешется тело, столько на нем руды собралось. Как смыл в бане руду, будто заново на свет народился [СРНГ 35, 233].

Для номинации неряшливого, растрепанного человека употребляются лексические диалектизмы хал.абруіі. хал.абруоа. также реализующие мотивы грязи и негодности.

Диалектное существительное хал означает ‘купленное за бесценок’ , а прилагательное халовой имеет значение‘дешевый, глупый, нелепый, вздорный’ [Фасмер 4, 216]; существительное бруд в русских говорах имеет значения ‘нечистота, грязь, сор, гадость’; ‘муть, грязь в реке’, ‘жидкая грязь, болото’. По речке пошел бруд. Брудом замело - речной грязью, сором. А я в тую воду-бруду по колени увязну [СРНГ 3, 200].

Прозрачную внутреннюю форму имеют лексемы мокруша, мокрохвостый, мокрохвостка, мокрохвостица, обозначающие неопрятного человека, в грязной, с мокрым подолом (хвостом), одежде. Баба мокрохвостая, грязная и мокрая. Как

мокруша идет, ферязи распустивши, мокрохвостка, мокрохвостица [Селигер 3, 288]. Семантическим мотиватором лексемы лыва в значении ‘человек, вымокший под дождем, замочивший платье’ [ТС 4, 14], является диалектное лыва в значении ‘лужа на болоте’ [Селигер 3, 236].

Мотив грязи присутствует в номинациях неаккуратного человека паскудица и паскудница - ‘неряха, замарашка’ [ТС 4, 20]. Существительное паскуда употребляется в современном русском языке как бранное в значении ‘мерзкий, гадкий человек [МАС 3, 28], глагол паскудить имеет значение ‘гадить, пачкать’ [Там же]. В тверских говорах паскуда означает ‘что-либо неприятное’ и ‘грязная кухонная тряпка’ [СРНГ 25, 255]. Для реализации мотива грязи могут быть использованы образы грязной посудной тряпки, старой, испачканной одежды и т.п. В Кашинском районе неряшливого человека называют потималка [ТС 4, 21]. В тверских говорах лексема потималка встречается в значениях ‘кухонная тряпка; грязный носовой платок; мочалка для посуды’ Дай-ка потималку скорей, сниму чугун. Где потималка шесток вытереть [КГТО]. Понява, понёва, понёвка так называлась на Руси женская одежда - шерстяная юбка, которую носили замужние женщины. Однако в тверских говорах эти лексемы употребляются также в значении ‘длинная и широкая, не по росту одежда’ и ‘плохая, затрепанная женская одежда’ [КГТО]. На основе метонимического переноса образовалось значение ‘женщина, одетая в одежду не по росту’ и ‘женщина в мокром, обвисшем платье’.

На праздник пошла, а оделась как понёва [ТС 4, 21].

Для характеристики неаккуратной женщины, неряхи в Осташковском районе употребляется существительное ляпила. Ляпила, грязная, хабальная, есть такие женщины, побежит, в чем дома ходит, в магазин [Селигер 3, 244]. Глагол ляпать имеет в тверских говорах значение ‘пачкать’ [СРНГ 17, 279].

Мурза и словообразовательный вариант мурзайка - это грязный, неряшливого вида человек [Селигер 3, 313]. В том же значении употребляется лексема чемурза, т.е. ‘грязнуля, замарашка’ [ТС 4, 30], возможно, мотивированная существительным мурза и прилагательным чумазый. В тверских говорах глагол

замурзаться функционирует в значении ‘запачкаться, загрязниться’. Эк я замурзаласъ как, словно с печи вылезла [СРНГ 10, 264]. У Даля находим следующее определение слова мурза: ‘татарский князек, наследственный старшина; нашими законами не предоставлено им особых прав, а местами слово это обратилось в бранное: татарин, бусурман’ [Даль 2, 360]. Потенциальная сема «темный, черный» легла в основу значения ‘грязный, испачканный человек’. Следует сказать, что наделение отрицательными качествами представителей других народов, противопоставление по признаку «свой - чужой» вообще типично для любого этноса, об этом см. [Березович 2007, 234]. Однако лексема чуваша - ‘чумазый человек, грязнуля’ [ТС 4, 30] маловероятно мотивирована наименованием национальности. Мотив грязи в данной номинации и в ряде других реализован в образной трактовке нечистоплотного человека как грязного животного. Чуваш-чуваш - подзывные слова для свиней [Даль 4, 511]. Аналогично образована лексема чушка (подзывные слова для свиней чуш-чуш). Метафорический перенос лежит в основе номинаций свинюх (свинух) [ТС 4, 24]. Сравнение с грязным животным содержат также лексемы ховра и ховрюга [Там же, 29], мотивированные наименованием свиньи хавронья [МАС 4, 590] от Хавронья (Феврония) - распространенной клички свиней.

В основе номинаций данного микрополя может лежать антропонимическая метафора.

Так, лексема фефёла в значении ‘неопрятная женщина’ [ТС 4, 29] мотивирована именем собственным Феофил [Фасмер 4, 191]. Также лексема солоха ‘неопрятная женщина, неряха’ [ТС 4, 26] мотивирована женским именем Солоха, от греческого имени Σαλώμη Саломея, дочери Ирода Антипы, которая добилась смерти Иоанна Крестителя [Фасмер 3, 714].

Микрополе «Нарядный» представлено меньшим количеством лексических единиц. В его состав вместе с ядерной лексемой нарядный входит 17 лексем, характеризующих человека в красивой, нарядной одежде: бръгндик, кертик, колпина, модёна, наряжоха, наянка, обрядный, обряжоха, одевень, одевщик, ряжоха, снафйда, справный, срядный, форсун, форсунок.

Положительную характеристику хорошо одетого человека в тверских говорах содержит лексема справный. Из города приехали, таки справные, в шляпе. [КГТО]. Прилагательное справный в русских говорах является полисемантом, функционируя в значениях: ‘не имеющий повреждений’; ‘здоровый, крепкий, упитанный’; ‘красивый, видный’; ‘обеспеченный, зажиточный, исполнительный, трудолюбивый’ [СРНГ 40, 258-259]. В данных значениях можно выделить архисему - «хороший, положительный». Прилагательное срядный, употребляясь в тверских говорах в значении ‘нарядный, хорошо одетый’ [ТС 4, 27], также содержит положительный оценочный компонент. Что мне песенок не петь, Голос позволяет, Чего мне срядной не ходить - папаша снаряжает [КГТО]. В архангельских говорах данное прилагательное встречается в значении ‘красивый, симпатичный’. А парень-то он был срядный, красивый, симпатичный [СРНГ 40, 333].Однако в тверских говорах значения ‘срядный’ и ‘красивый’ дифференцируются. Срядный, говорят, а не баской [КГТО]. Красиво и богато одетый человек в тверских говорах оценивается положительно, но излишнее пристрастие к нарядам получает отрицательную оценку. Отрицательное, ироничное отношение к человеку, чрезмерно заботящемуся о красоте внешнего вида, выраженное оценочным суффиксом -ох-, содержат лексемы обряжоха, ряжоха, наряжоха. Лексема наянка - ‘модница, кокетка’ также не содержит положительной коннотации. Эка у нас наянка, раньше навертится, чем куды пошлешь [ТС 4, 63]. В тверских говорах лексема наянка встречается также в значении ‘бойкая, озорная, нахальная и упрямая девушка’. Городские девчонки назарливые, наянки, нахальные. Наян, наянка - нахалка, непослушница, не так, как надо, говорит, не по порядочку, не уважает [Селигер 4, 101]. Отрицательно маркируется в тверских говорах нарядно, но безвкусно одетый человек: лексема снафида имеет значение ‘крикливо, безвкусно одетая женщина’ [ТС 4, 26]. В тверских говорах данная лексема и ее производное снафидишна обозначают также неловкую, неповоротливую женщину.

Мотивировочный признак «наряжаться» лежит в основе существительных ряжоха, обряжоха, наряжоха и прилагательного срядный, мотивированных

глаголом рядиться и производными от него синонимичными общерусскими и диалектными глаголами нарядиться, обрядиться, срядиться, имеющими значение ‘одеваться, наряжаться’. О Троице срядятся, по деревне пройдут девки одне[СРНГ 40, 335]. Для реализации мотива «наряжаться» может быть привлечен образ красивой птицы. В Осташковском районе хорошо одетого человека, щеголя, щеголиху называют колпина [ТС 4, 10]. Колпь, колп, колпа, колпчик - диалектные названия колпицы, болотной птицы семейства ибисовых, имеющей красивую снежно-белую окраску [СРНГ 14 195]. Однако в тверском регионе эта птица не обитает, места ее гнездования находятся гораздо южнее - в Краснодарском крае и низовьях Волги и Дона. Лексема колпица в русских говорах встречается также в значении ‘молодая самка лебедя’ [Фасмер 2, 297]. Таким образом, в основе значения лексемы колпина ‘нарядно одетый человек’ может лежать зооморфная метафора (сравнение с редкой болотной птицей или с лебедем). Аналогично на основе метафорического переноса образовано значение общерусских лексем щёголь, щеголиха: нарядный человек уподобляется щеглу - птице с ярким оперением.

В номинациях мужчины, любящего красиво наряжаться, содержатся мотивы хвастовства и безделья. Так, лексическим мотиватором лексем форсун и форсунок в значении ‘франт’ [ТС 4, 29], являетсяглагол форсить, т.е. ‘щеголять, хвастаться, важничать, выставлять что-либо напоказ’ [МАС 4, 579]. Лексема брындик, т.е. ‘щеголь’ [ТС 4, 7], мотивирована глаголом брындать, употребляющимся в русских говорах в значении ‘бездельничать, мотаться без цели, без нужды; бить баклуши’ [СРНГ 2, 219]. Диалектное брынды бить - ‘ничего не делать, праздно проводить время, бездельничать’. Полно тебе брынды бить [Там же].

Таким образом, микрополе характеристики человека по одежде, имея внушительный объем (115 лексических единиц), отражает значимый для диалектоносителя фрагмент языковой картины мира (рис. 7). Особенно детально разрабатывается в тверских говорах образ некрасиво одетого человека - неряшливого, в грязной или рваной одежде, представленный 98 лексическими

65 единицами. Многочисленные лексемы, обладающие данным значением, экспрессивны и содержат отрицательную оценку. Подавляющее количество субстантивов (93) в составе данного поля отражают резкое осуждение неаккуратного, неряшливо одетого человека.

Рисунок 7 - Характеристика по одежде

Анализ лексических значений данных слов позволяет сделать вывод о смежности микрополей «Неряха», «Нерасторопный» и «Глупый». В представлении диалектоносителей человек, не обладающий аккуратностью в одежде, скорее всего, не способен к качественному выполнению работы, а также не имеет значительных умственных способностей.

Образ хорошо одетого человека в тверских говорах практически не разработан. Для характеристики красиво одетого человека употребляется полисемант справный, имеющий общее положительное значение, реализуемое контекстуально. С одной стороны, от человека требуется уделять внимание своей внешности. В этом отношении члены микрополя «Нарядный» предположительно должны быть положительно маркированы. Но это является верным лишь в отношении лексемы срядный, содержащей положительную оценку нарядно одетого человека. Остальные лексемы имеют отрицательную коннотацию. Чрезмерное пристрастие человека к нарядам, излишняя забота о своем внешнем виде получает неодобрение диалектоносителей. Наибольшему осуждению подвергается любящий наряжаться мужчина, о чем свидетельствует ряд субстантивов, негативно характеризующих мужчину, чрезмерно озабоченного

своим гардеробом, одеждой, внешностью. Мотивационный анализ данных лексем свидетельствует о сближении микрополя «Нарядный» с микрополем «Бездельник».

<< | >>
Источник: Грибовская Наталья Юрьевна. ЛЕКСИКА ТВЕРСКИХ ГОВОРОВ, ХАРАКТЕРИЗУЮЩАЯ ЧЕЛОВЕКА (СЕМАНТИКО-МОТИВАЦИОННЫЙ АСПЕКТ). Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук. Тверь - 2019. 2019

Еще по теме Микрополе «Одежда»:

  1. Микрополе «Телосложение»
  2. Микрополе «Рост»
  3. Микрополе «Склонность к обману»
  4. Микрополе «Отношение к труду»
  5. Микрополе «Особенности моторики»
  6. 3.1. Микрополе «Моральные качества»
  7. Микрополе «Поведение в социуме»
  8. Микрополе «Общая эстетическая оценка»
  9. Микрополе «Эмоциональное состояние»
  10. Микрополе «Речевая деятельность»
  11. Микрополе «Отношение к физиологическим потребностям»
  12. Микрополе «Отношение к материальным ценностям»
  13. Микрополе «Умственные способности»
  14. Микрополе «Состояние здоровья»
  15. Микрополе «Отличительные признаки внешности»
  16. ОГЛАВЛЕНИЕ
  17. ГЛАВА 2. ЛЕКСИКО-СЕМАНТИЧЕСКОЕ ПОЛЕ «ХАРАКТЕРИСТИКА ЧЕЛОВЕКА ПО ВНЕШНИМ СВОЙСТВАМ»