<<
>>

Микрополе «Общая эстетическая оценка»

В состав микрополя «Общая эстетическая оценка» входят лексические единицы, в значениях которых содержится общая эстетическая характеристика внешних данных человека - положительная или отрицательная.

Данное микрополе включает в себя два микрополя низшего порядка, находящихся между собой в антонимических отношениях. Ядерные зоны микрополей представлены лексемами красивый и некрасивый, являющимися именами данных полевых образований.

Микрополе «Красивый» включает в себя вместе с ядерной лексемой 31 лексическую единицу (4 субстантива и 27 адъективов). В центральной зоне микрополя располагаются лексические единицы баской, баский, взратный, видный, глазный, гожий, клёвый, клюжий, красавик, красуля, красявый, красатый, красовитый, красивенный, красавишный, купава, купбивна, миловзглядный, приглядный, ражий, ражинный, ражистый, слитный, слюбный, слюбовитый, слюбовеитый, смазливый, суреижий, суреизный, уклюжий.

Рассмотрим полисеманты и слова с диффузным значением, входящие в состав микрополя. Так, прилагательное гожий имеет в тверских говорах значение не только ‘красивый, с приятной внешностью’, но и вообще ‘хороший’ [КГТО].

Плоха рожа, да душа гожа [КГТО][СРНГ 6, 27]. В этом же значении данная лексема употребляется в ярославских, владимирских, рязанских говорах. Идея красоты человека выступает как конкретизация общеоценочного положительного признака, что является естественной оценочной квалификацией: красивое = хорошее.

Лексемы ражий, ражинный, ражистый обладают диффузным значением ‘красивый, высокий, статный, сильный, физически здоровый' [Селигер 6, 7]. Ражая девка, хорошая, упитанная, высокая, видная. Если девка красивая, то эта приглядная, а про парня, ну вот што девки смотрят, эта ражий. Ражий, ражинный, здоровый парень, полюбился мне красивый, ражий. Ражистый, высокий человек. Ражистый - это здоровый, во какой ражистый. Ну, ражий, значит, высокий, широкий в плечах, ну как щас шкаф-та, што ли, гаварят [Там же].

Пересечение микрополя эстетической оценки человека с микрополями характеристики человека по его телосложению и по физическому состоянию отражает представление диалектоносителей о красивом человеке как сильном, здоровом и обладающем умеренной полнотой. В этой же зоне пересечения находится лексема красуля, т.е. ‘красавица, румяная, полная и рослая женщина’ [ТС 4, 11] и лексемы купава и купавна, имеющие значение ‘пышная, гордая красавица’ [Там же, 13]. Лексема купава, обладая значением ‘гордая женщина’ [Там же, 57], создает также зону пересечения лексико-семантических полей «Характеристика по внешности» и «Характеристика по внутренним качествам» , отражая представление о внешней красоте как о поводе для гордости, зазнайства. Баской в тверских говорах имеет значение ‘красивый, нарядный’ [Там же, 7], образуя пресечение микрополя «Общая эстетическая характеристика человека» с микрополем «Одежда».

Рассмотрим микрополе «Красивый» в мотивационном плане. Внутренняя форма данных лексем, т.е. способ представления в языке диалекта внеязыкового содержания, в большинстве случаев оказывается прозрачной, что является характерным для диалектной лексики.

Так, существительное краса является лексическим мотиватором для общерусских слов красивый, красавец, красавица и словообразовательных диалектизмов красавик, красуля, красявый, красатый, красовитый, красивенный, красавишный. Хороший парень - красавик писаный. А он рослый, чернобровый - красавик! На иконах рисуют - красатые все, а они не такие были. Вот фильм покажут - там красовитая девчонка есть. Она другого нашла, не очень он был красовитый, но хороший парень. Вишь, какие красявые они здесь (на фотографии) [Селигер 3, 127-130].

Мотивировочный признак «красота» также реализуется в номинациях баскийи баской, мотивированных диалектным существительным баса - ‘красота‘ [СРНГ 2, 127]. Лексическим мотиватором словообразовательных вариантов ражий, ражинный, ражистый, а также образованных с помощью архаичной приставки су- прилагательных сурсіжий, суразный является диалектное существительное ража - ‘красота’ [Селигер 6, 7].

Прилагательное клюжий и префиксальное производное от него уклюжий в значении ‘красивый, видный’ [ТС 4, 28] мотивировано существительным клюдь, имеющим в говорах значение ‘порядок, красота’. Без клюди мы не люди. [СРНГ 13, 318].

Мотивировочный признак «любить» содержится в прилагательных слюбный, слюбовитый, слюбоватый, мотивированных диалектным глаголом слюбить - ‘полюбить’ [СРНГ 38, 327].

Мотивировочный признак «смотреть / смотреть с удовольствием» положен в основу ряда прилагательных, характеризующих красивого человека, на которого приятно смотреть: приглядный, миловзглядный, взрачный, видный, глазный. Когда человек красивый, по-разному говорим: и гожий, и смазливый, и миловзглядный, и суразный, много так говорим [Селигер, вып. 3, с.281]. Ой, какая девушка глазная, глаз не отведешь [Селигер 1, 171].

Прилагательное сличный - ‘красивого вида, пригожий’ [ТС 4, 26]

воспринимается как слово с прозрачной внутренней формой, лексическим мотиватором которого является существительное лицо. Однако словарь церковно­славянского языка определяет данное прилагательное как ‘слаженный,

гармоничный’ ("и гласом сличным возглашсіху"- и голосами согласованными воспевали) [Седакова, 317]. Можно предположить, что потенциальная сема «красивый» легла в основу при формировании нового значения прилагательного. Далее произошел процесс лексической ремотивации слова, и в результате вторичного переосмысления слова образовалась мотивационная связь с существительным лицо (сличный= с красивым лицом), что способствовало устойчивости лексемы с данным значением в говорах.

Антонимичное микрополе «Некрасивый» представлено 24 лексическими единицами (8 субстантивов и 16 адъективов). Ядерной лексемой микрополя является лексема некрасивый. В центральной зоне располагаются лексемы вахрЮта, грымзала, кососбитка, ляпистый, лабазливый, мурза, невзрачный, неклЮжий, некорыстный, некоръгстый, неприглядный, неслЮбный, нескладиша, несамовитый, несумовитый, несоблазный, нестатный, нестатиша, нестатища, несуражий, несуразный, облезьяна, страхолЮда.

Ряд лексем образуют зону пересечения микрополей общей эстетической оценки и оценки человека по телосложению. Лексема вахрЮта имеет дополнительную сему ‘с нескладной фигурой’ [ТС 4, 7], а лексема грымзала обозначает не только уродливую, но и грузную, толстую женщину. А женщина толстая, раздрябшая вся, тяжелая женщина - грымзала [Селигер 1, 205]. Пересечение образуется не только с микрополем «Толстый», но и с микрополем «Худой», что находит отражение в контекстном употреблении лексем некорыстный и некорыстый, т.е. ‘невидный, малопривлекательный’ [Селигер 4, 113]. Она некорыстная из себя-то, худенькая такая [Там же]. Данные лексемы также функционируют в тверских говорах в значении ‘болезненный, хилый’. Сестра-то была така некорыстенька, ну, низенька, больная [Там же].

Зона пересечения микрополей эстетической характеристики и характеристики человека по одежде создается лексемами, репрезентирующими некрасивого и неаккуратного человека. Нестатиша, нестатища - ‘внешне непривлекательный, некрасивый, неряшливый человек’ [Селигер 4, 127]. Нестатиша какая, одета плохо или косая от природы... Нестатиша - вот про

меня сейчас так можно сказать, я сегодня небритый [Там же]. Лексема мурза имеет значение ‘тот, кто некрасив, неопрятно одет’ [Селигер 3, 313]. Вот эта мурза на празднике, она плясать пошла, такой нестатный, некрасивый человек. Мурза уродливая как бы, грязнуля, и мужик мурза бывает [Там же].

Анализ мотивированности входящих в данное микрополе единиц показал, что большинство лексем, включая ядерную лексему некрасивый, образовано префиксальным способом посредством префикса не-, характеризуя человека, не обладающего красивой внешностью. Мотивы отсутствия красоты, порядка, удовольствия при созерцании лежат в основе номинаций невзрачный, неклюжий, некорыстный, некорыстый, неприглядный, неслюбный, нескладиша, несамовитый, несумовитый, несоблазный, нестатный, нестатиша, нестатища, несуражий, несуразный. Поскольку префикс не- участвует в выражении противоположности с оттенком умеренности отрицания признака, данные лексемы находятся с производящими прилагательными в отношениях несильной, ослабленной противоположности.

В Андреапольском районе зафиксировано прилагательное лабазливый в значении ‘некрасивый, невзрачный’. Вон девка лабазливая пошла, это значит некрасивая [Селигер 3, 181]. В данном случае возможна полимотивация. Семантическим мотиватором может быть прилагательное лабазливый, которое функционирует в говорах в значении ‘запущенный, грязный, замусоренный’ применительно к месту. Не знаю, как вам у меня, уж больно дом у меня лабазливый. Лабазливый лес после бури, неприятно там совсем [Там же]. Потенциальная сема «некрасивый» актуализировалась при сравнении грязного, замусоренного места с некрасивым человеком, что способствовало формированию нового значения прилагательного лабазливый. Данное прилагательное также может быть мотивировано существительным лабаз, обозначающим в говорах хозяйственные постройки, которым обычно не свойственна красота внешнего вида, чистота или порядок. В обоих случаях в номинациях получает актуальность мотив отсутствия порядка и чистоты.

Прилагательное ляпистый, мотивированное глаголом ляпать, репрезентирует в Осташковском районе некрасивого, нескладного человека. Он­то сам такой был ляпистый, а женка красивая [Селигер 3, 244]. Одно из значений глагола ляпать в литературном языке - ‘делать что-либо наспех, кое- как, небрежно’ [МАС 2, 212]. Аналогично существительное вахрюта в значении 'некрасивый, нескладный’ [ТС 4, 7], зафиксированное в этом же районе, мотивировано диалектным глаголом вахлять ‘делать кое-как, небрежно’ [СРНГ 4, 75]. В данных диалектных лексемах реализовано представление о некрасивом человеке, как о плохо, неправильно, небрежно, кое-как сделанном. Мотив небрежно сделанного, криво, «косо сбитого» отражает и прозрачное по своей внутренней форме существительное кососбитка - ‘некрасивая женщина’ [ТС 4, 11].

Прозрачной внутренней формой обладает и существительное облезьяна, в котором присутствует двойная мотивация. С одной стороны, оно мотивировано прилагательным облезлый в значении ‘с вылезшими очень редкими волосами, шерстью, перьями’ [МАС 2, 539], имеющим сему «некрасивый» в качестве потенциальной. С другой стороны, очевидна зооморфная метафора, сравнивающая некрасивого человека с животным, похожим на человека.

Мы видим, что лексемы, содержащие общую эстетическую оценку внешности человека, образуют два антонимичных микрополя «Красивый» и «Некрасивый», асимметричных по объему (рис. 1). В данном случае имеет место количественный перевес лексических единиц с положительной оценкой, что является нетипичным для диалектной лексики, характеризующей человека.

Рисунок 1 - Общая эстетическая оценка

В связи с недостаточной разработанностью в тверских говорах данного микрополя, можно предположить, что отсутствие внешней красоты человека не являлось значимым в исследуемой региональной языковой картине мира. Ср. пословицы С лица воду не пить. Не ищи красоты, а ищи доброты. Не родись красивый, а родись счастливый.

В обоих микрополях количество адъективов значительно превышает количество субстантивов (27:4 и 18:6). Вероятно, внешняя красота человека (как и ее отсутствие) не вызывала сильных эмоций у диалектоносителей. Анализ микрополя «Некрасивый» показал, что значительная часть лексем (60%) образована посредством префикса не-. Фиксируя отсутствие внешней красоты, данные лексемы не содержат ярко-выраженной эмоционально-оценочной коннотации. В ходе анализа мы выявили зоны пересечения микрополя «Общая эстетическая характеристика» с микрополями «Телосложение» и «Одежда». Как видим, при общей эстетической оценке человека значимыми оказываются характеристики объема тела и умения одеваться. Нарядно одетый человек получает положительную эстетическую оценку внешности, а человек в грязной одежде воспринимается как физически некрасивый. Размер человека, его объем, полнота оценивается диалектоносителями неоднозначно. С одной стороны, полнота человека расценивается как его красота, с другой стороны, напротив, как ее отсутствие.

При анализе микрополя «Эстетическая оценка человека» в мотивационном аспекте нами выделены следующие мотивационные признаки (мотивы). Мотив красоты реализован в многочисленных лексемах с корневыми морфемами -крас-, -бас-, -раж. Мотив удовольствия при созерцании лежит в основе ряда номинаций с прозрачной внутренней формой - приглядный, миловзглядный, взрачный, видный, глазный. Мотив любви лежит в основе номинаций слюбный, слюбовитый, слюбоватый, рисующих образ красивого человека, которого легко полюбить. Мотив порядка находим в номинациях, мотивированных диалектным клюдь (’порядок’), а также в образной номинации некрасивого человека лабазливый. При

характеристике некрасивого человека актуальным также становится мотив плохо, небрежно сделанного - ляпистый, вахрЮта, кососбитка.

2.2.

<< | >>
Источник: Грибовская Наталья Юрьевна. ЛЕКСИКА ТВЕРСКИХ ГОВОРОВ, ХАРАКТЕРИЗУЮЩАЯ ЧЕЛОВЕКА (СЕМАНТИКО-МОТИВАЦИОННЫЙ АСПЕКТ). Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук. Тверь - 2019. 2019

Еще по теме Микрополе «Общая эстетическая оценка»:

  1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
  2. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
  3. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
  4. I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
  5. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
  6. Истоки теории оценки опционов
  7. Оценка достоверности предложенного расчетного аппарата
  8. Оценка аппаратной сложности коммутационного устройства
  9. 3.7. Оценка средней загрузки матрицы регистров
  10. Микрополе «Телосложение»
  11. Оценка эффективности использования матрицы регистров коммутационного устройства
  12. Микрополе «Поведение в социуме»
  13. Оценка полного времени прохождения пакетов через коммутационное устройство
  14. Микрополе «Умственные способности»
  15. Оценка эффективности методов несовершенного хеджирования опционных позиций на российском фондовом рынке
  16. Оценка быстродействия коммутационного устройства при использовании параллельно-конвейерной диспетчеризации пакетов
  17. Микрополе «Рост»