<<
>>

Лексико-семантическое поле как способ описания фрагмента региональной языковой картины мира

Одним из способов реконструкции фрагментов языковой картины мира, как национальной, так и региональной, является исследование лексико­семантических полей. Лингвистический энциклопедический словарь дает лексико-семантическому полю следующее определение: «Лексико-семантическое поле - это термин, применяемый в лингвистике чаще всего для обозначения совокупности языковых единиц, объединенных каким-то общим (интегральным) лексико-семантическим признаком; иными словами - имеющих некоторый общий нетривиальный компонент значения» [ЛЭС 1990, 340].

Сама идея исследования лексики по семантическим (понятийным) полям связана с именем немецкого ученого Й.

Трира, который ввел в обиход термины «понятийное» поле (структура определенной сферы или круга понятий) и «лексическое» поле (вычленяется из словарного состава, будучи соотнесенным с каким-либо понятийным полем). Теория поля, предложенная Й. Триром, вызвала острую дискуссию в Германии и за ее пределами. Подробно теория Й. Трира, а также вызванная ею дискуссия, рассматриваются в работах А.А. Уфимцевой и А.И. Кузнецовой [Уфимцева 1962, 20-44; Кузнецова 1963, 10-19]. Однако, несмотря на жесткую критику, работы Й. Трира стали важнейшим этапом в развитии структурной семантики, положив начало многочисленным исследованиям в этой области. В отечественном языкознании теория поля разрабатывалась такими учеными, как Ю.Д. Апресян, А.А. Уфимцева, Ю.Н. Караулов, В.Г. Гак, Г.С. Щур, Л.А. Новиков, Ю.С. Степанов и др., углубившими научное представление о лексико-семантической структуре языка.

Сегодня понятие лексико-семантического поля (ЛСП) является одним из основных в лексической семантике. Существуют многочисленные исследования в этой области, вряд ли поддающиеся перечислению. Однако до сих пор в языкознании нет единообразия в употреблении термина «семантическое поле», нет строгих границ в определении этого понятия.

Исследователи выделяют семантические и лексико-семантические поля (парадигмы, множества, группы), тематические группы (ряды), и во многих научных работах эти термины употребляются синонимично.

В нашем исследовании мы опираемся на положения полевой концепции в изложении И.А. Стернина [Стернин 2001], понимая под ЛСП совокупность слов, имеющих общий (родовой) лексико-семантический признак, которая отражает в языке определенную понятийную сферу.

ЛСП организовано иерархически, оно «образуется из составных частей - микрополей» и «имеет горизонтальную и вертикальную организацию» [Стернин, 1985, 38-39]. Под вертикальной организацией понимается структура микрополей, а под горизонтальной - их взаимоотношения. Исследуя

вертикальную структуру поля, мы выявляем микрополя различного порядка в его составе и определяем его иерархическую организацию. Исследуя горизонтальную организацию поля, мы исходим из того, что смежные микрополя взаимодействуют, пересекаются, «отчасти накладываются друг на друга» [Там же]. «Семантическое поле не имеет, как известно, жестких границ и обменивается смысловой энергией со смежными, соседними полями, создавая плавную цепь взаимопереходов и перекрывающие друг друга ареалы» [Березович 2004, 9]. Ю.Н. Караулов, Л.М. Васильев и др. [Васильев 1990, Караулов 1972] в качестве лингвистической основы пересечения групп называют полисемию. Выявление и анализ значений полисемантических слов и слов с диффузным значением, в семантике которых объединяются смыслы, принадлежащие различным микрополям, представляет важность для нашего исследования, поскольку может свидетельствовать о близости соответствующих понятий в диалектной картине мира. Зоны пересечения микрополей в составе лексико-семантического поля «Характеристика человека» являются отражением причинно-следственных связей различных внешних и внутренних качеств человека в народном представлении.

Одним из главных признаков лексико-семантического поля является наличие ядра, центральной части и периферии (ближней или дальней).

«Ядерные конституанты наиболее специфицированы для выполнения функций поля, систематически используются, выполняют функцию поля наиболее однозначно, наиболее частотны по сравнению с другими конституантами» [Стернин 1985, 38­39]. В качестве ядерных компонентов в нашем исследовании мы рассматриваем общерусские (литературные) лексемы. Известные всем носителям языка, они выполняют функцию поля наиболее однозначно. Центральную и периферийную части полей составляют диалектные лексические единицы, распределение которых в зависимости от их удаленности от ядра не представляется возможным на данном этапе в виду специфики лексического материала. Определить степень частотности употребления диалектных лексем, обширность ареала распространения, степень их экспрессивности и на этом основании сделать вывод об их месте в ЛСП не позволяет недостаток контекстных словоупотреблений, а

также возможная неточность словарных дефиниций в диалектных словарях. Моделирование лексико-семантического поля в этом аспекте может войти в задачу последующего исследования.

Количество лексических единиц в составе микрополей (объем или номинативная плотность), представляет особую важность для нашего исследования, так как способствует выявлению наиболее актуальных фрагментов диалектной картины мира, поскольку «трудно отрицать значимость определенного круга значений, если носитель языка вновь и вновь возвращается к их лексической разработке» [Березович 2007, 25]. «Языковое богатство русских диалектов отражает различное видение говорящими окружающего мира. Одно и то же семантическое пространство в разных говорах может члениться по-разному, что проявляется в разном количестве слов - названий элементов этого пространства и в различии их взаимосвязей» [Русские 1999, 105]. «Важнейшим объективным показателем актуальности той или иной сферы действительности для конкретного сообщества является понятие номинативной плотности» [Карасик 2004, 112]. Высокая номинативная плотность, т.е. тщательная разработка того или иного участка поля может сигнализировать о наиболее актуальных для языкового сознания понятиях.

Как пишет Т.В. Леонтьева, «то, что существенно, оказывается названным, или многократно названным, или названным «дробно», с учетом предельного внимания к деталям хорошо знакомого и имеющего высокую значимость объекта» [Леонтьева 2008, 12].

Широкое распространение в говорах синонимических связей слов, наименование одной реалии по разным признакам отмечали многие исследователи-диалектологи (О.И. Блинова, Т.С. Коготкова, Ф.П. Сороколетов, Ф.П. Филин и др.). Парцеллирование объектов познания уже упоминалось как одна из характеристик диалектной картины мира (см. раздел 1.2), отражающая стремление диалектоносителей к более дробному членению мира, к высокой степени детализации значимых семантических сфер. Очевидно, что одни качества человека получают детальные и множественные наименования в тверских говорах, другие же имеют невысокую степень языковой репрезентации. На

основании оценки номинативной плотности различных участков поля мы можем сделать предположение о значимости тех или иных параметров характеристики человека в представлении носителей диалекта.

Наполнение микрополей с точки зрения их частеречной принадлежности также имеет значение для семантического анализа. Соотношение субстантивов и адъективов в выделенных микрополях является показательным. Как отмечает Н.Д. Арутюнова, «в русском языке отрицательная характеристика лица тяготеет к выражению существительными, в то время как одобрительность предпочтительно передается прилагательными» [Арутюнова 1999, 62]. Субстантивация усиливает эквспрессию при характеристике свойств человека, придает этим свойствам значение постоянности. «Существительное ставит клеймо, «запечатлевает» человека. Это приговор. Назвать значит обозвать. Прилагательное же - характеристика, и она может отрицаться» [Там же].

Наряду с семантическим анализом поля для нашего исследования представляется важным исследование поля в мотивационном аспекте. «Исследователь, обратившийся к изучению языка культуры, неизбежно сталкивается с необходимостью семантического анализа слова и тех мотивационных признаков, которые актуализируются в языкотворческом акте» [Вендина 2012, 49]. Одной из отличительных особенностей диалектной лексики является ее тенденция к мотивированности, что является важным при попытке реконструкции региональной языковой картины мира, поскольку в разных говорах в основу номинаций могут быть положены различные признаки. Интерпретация языкового сознания через выявление мотивировочных признаков находится в фокусе внимания многих исследователей (О.И. Блинова, Т.И. Вендина, К.И. Демидова, С.М. Толстая). «Обращение к внутренней форме слова дает исследователю уникальную возможность - проследить движение мысли в акте номинации, услышать голос человеческой личности, познающей и осваивающей мир, и понять, как это слово "читается" изнутри» [Вендина 2007, 8]. В ходе мотивационного анализа мы используем термины мотивация, мотивировочный признак, мотивема, мотиватор (лексический, семантический,

структурный), опираясь на терминологический аппарат мотивологии, разработанный О.И. Блиновой [Блинова 2010]. Наряду с термином мотивировочный признак мы используем термин мотив, под которым вслед за Т.В. Леонтьевой понимаем «импульс, побуждающий человека мыслить одно понятие через другое» [Леонтьева 2013, 16], т.е. «осознание человеком сходства между объектами... или установление между ними другой логической связи» [Там же, 17]. Как отмечает Т.В. Леонтьева, исследование семантического поля в мотивационном аспекте предполагает выявление мотивов с разной степенью абстракции: частный мотив (минимальная единица анализа семантического поля в мотивационном аспекте, представляющая собой мотивировочный признак, лежащий в основе одного или нескольких языковых фактов), сквозной мотив, представленный несколькими мотивационными моделями, и мотивационная доминанта (мотив высокой степени обобщения, реализованный множеством мотивационных моделей) [Леонтьева 2008, 2013].

Таким образом, региональная языковая картина мира может быть представлена в виде семантических полей, отражающих различные стороны жизни человека. Эти поля, включая в свой состав лексические единицы на основе общих компонентов в их значениях, находятся в определенных отношениях друг с другом, пересекаются, образуя общие сегменты. Исследование лексико­семантического поля «Характеристика человека» в структурно-семантическом и мотивационном плане, т.е. описание его идеографической структуры, деление на микрополя, определение их номинативной плотности и особенностей взаимодействия, а также прояснение внутренней формы мотивированных лексем с выявлением основных мотивов их номинации позволит сделать определенные выводы о важном фрагменте региональной языковой картины мира.

<< | >>
Источник: Грибовская Наталья Юрьевна. ЛЕКСИКА ТВЕРСКИХ ГОВОРОВ, ХАРАКТЕРИЗУЮЩАЯ ЧЕЛОВЕКА (СЕМАНТИКО-МОТИВАЦИОННЫЙ АСПЕКТ). Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук. Тверь - 2019. 2019

Еще по теме Лексико-семантическое поле как способ описания фрагмента региональной языковой картины мира:

  1. Особенности региональной языковой картины мира
  2. ГЛАВА 2. ЛЕКСИКО-СЕМАНТИЧЕСКОЕ ПОЛЕ «ХАРАКТЕРИСТИКА ЧЕЛОВЕКА ПО ВНЕШНИМ СВОЙСТВАМ»
  3. ГЛАВА 3. ЛЕКСИКО-СЕМАНТИЧЕСКОЕ ПОЛЕ «ХАРАКТЕРИСТИКА ЧЕЛОВЕКА ПО ВНУТРЕННИМ КАЧЕСТВАМ»
  4. Преимущества электроэрозионного способа
  5. История изучения тверской диалектной лексики
  6. Особая поверхностная волна (ОПВ) как условие максимального уси­ления интенсивности эванесцентной электромагнитной волны в прозрач­ной диэлектрической среде
  7. Способы формования порошковых материалов
  8. Способы спекания порошковых материалов
  9. Сущность электроэрозионного способа
  10. Анализ способов переработки отходов вольфрамо-титано­кобальтовых сплавов
  11. ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИЗУЧЕНИЯ ЛЕКСИКИ, ХАРАКТЕРИЗУЮЩЕЙ ЧЕЛОВЕКА, В ГОВОРАХ ТВЕРСКОЙ ОБЛАСТИ