<<

Россия под надзором

Смерть Александра I породила конституционный кризис. Старший его брат Констан­тин давно отказался от права наследовать престол, а в 1822 году заявил об этом официально. Александр особым манифестом от 16 августа 1823 года сообщил об отказе Константина и о передаче его прав младшему брату, Николаю.

Все это держалось в строжайшей тайне. О содержании манифеста знали не более 10 человек, сам документ хранился в московском Успенском соборе с надписью: «В случае моей кончины открыть прежде всякого другого действия». Копии хранились в Сенате и в Государственном совете. Даже сам Николай не знал наверняка, назначен ли он наследником.

Известие о смерти Александра дошло до Петербурга не сразу. Константин, который был в это время в Варшаве, узнав о случившемся, сразу приказал принести присягу новому императору - Николаю. Но сам Николай принес присягу Константину и велел присягнуть ему на верность всем полкам и придворным чинам. Государственный совет уже прочитал акт о престолонаследии, где наследником был назван Николай, но тот все равно потребовал от членов Государственного совета присягнуть Константину и упорствовал до того момента, пока от Константина не пришло официальное письмо об отречении. Николай не посмел настаивать на своем.

14 декабря 1825 года на Сенатской площади. Художник К. И. Кольман. 1820-е гг.

Теперь высшие государственные чиновники и солдаты должны были присягать снова. Новая присяга была назначена на 14 декабря. Члены тайного «Северного общества», среди которых было много офицеров гвардии, решили, что настал подходящий момент потребо­вать ограничения самодержавной власти. Они убедили солдат нескольких полков, что при­сяга незаконна и нужно отстаивать права императора Константина и требовать конститу­цию. Рано утром 14 декабря офицеры построили полки на Сенатской площади (всего там было около 4 тысяч человек).

Вокруг собралась толпа, раздавались крики «Да здравствует Константин!» Власти попытались уговорить восставших, но как только военный губернатор Петербурга генерал Милорадович обратился к ним с речью, поручик Петр Каховский убил его выстрелом из пистолета. Стреляли и в других офицеров, пытавшихся вести переговоры, и даже в самого императора. К восставшим прибывали новые силы, однако выяснилось, что многие солдаты мятежных полков остались в казармах. Правительство тянуло время - вос­ставшие уже несколько часов бессмысленно стояли на морозе. Дальнейшие попытки уго­ворить их сдаться ни к чему не привели - в ответ звучали выстрелы. Тогда Николай прика­зал открыть огонь. Четыре пушечных выстрела - и картечь обратила восставших в бегство. Вслед им еще трижды выстрелили из пушек, а несколько кавалерийских атак окончательно очистили площадь. Точное число погибших неизвестно, но полагают, что оно составило несколько сотен человек.

М. А. Милорадович. Художник Д. Доу. 1882 г.

К. Ф. Рылеев

П. И. Пестель

Аресты начались немедленно. Следствие по делу декабристов вела специальная комис­сия, которая за пять месяцев допросила 240 заключенных и 3 тысячи свидетелей. Арестован­ные предстали перед Верховным судом из 80 членов, в числе которых были представители Государственного совета, Сената и Синода (одним из судей был Сперанский). Суд обвинил их в организации восстания, военном мятеже и планах цареубийства. Декабристы не скры­вали своей позиции, напротив, они считали своим долгом донести ее до государя и в послед­ний раз попытаться убедить его в своей правоте. Суд приговорил 31 обвиняемого к смерти, 17 - к пожизненной каторге. Николай смягчил приговор - пяти главным осужденным он заменил четвертование повешением, а прочим осужденным на смерть казнь - на каторгу.

12 июля 1826 года пять декабристов - Кондратий Рылеев, Петр Каховский, Павел Пестель, Сергей Муравьев-Апостол, Михаил Бестужев-Рюмин - были повешены в Петропавловской крепости. Солдат, оставшихся в живых после картечи, подвергли жестоким наказаниям - некоторых двенадцать раз прогнали сквозь строй в тысячу человек. Тех, кого сочли менее виновными, ждали штрафные части на Кавказе, каторга или ссылка.

Ненависть декабристов к самодержавию потрясла Николая. Страх лишиться короны в результате революции преследовал его до конца жизни, и репрессии были направлены на то, чтобы удержать власть любой ценой. Он готов был защищаться даже от призрачной опасно­сти, но угроза его правлению была вполне реальной. Европа стояла на пороге революций, и когда они разразились, Николаю пришлось противостоять их влиянию.

Николай был неглуп, но способностями не превосходил любого добросовестного офи­цера. По замечанию А. С. Пушкина, в Николае было «много от прапорщика и немного от Петра Великого». Не слишком образованный, внимательный к мелочам, хороший хозяин, превыше всего ценивший порядок, и в общем, порядочный человек - из него бы мог выйти неплохой командир полка. Но ему выпало править Россией.

Беседуя с арестованными декабристами, Николай искренне не мог понять, почему эти люди выступали против той формы правления, которую он считал лучшей из возможных. Тем не менее Николай использовал многие идеи декабристов, в частности, по улучшению судебной системы и оздоровлению экономики.

Был создан комитет по составлению Свода законов во главе со Сперанским. Через несколько лет тот опубликовал 51 том «Полного собрания законов Российской империи» - от Соборного уложения до начала царствования Николая. Позже на основе этого труда был составлен 15-томный Свод законов Российской империи. Не меньшее значение имело появ­ление в 1845 году Уложения о наказаниях уголовных и исправительных, на котором строи­лось все уголовное право Российской империи.

В 1839—1843 годах министр финансов Канкрин провел денежную реформу и ввел кредитные билеты, обеспечиваемые серебром и золотом.

Император Николай I

Императрица Александра Федоровна

Крепостное право Николай отменять не собирался, но, как всякий разумный хозяин, видел его неэффективность и понимал, что оно обрекает страну на экономическую отста­лость. На протяжении своего правления Николай девять раз учреждал секретные комитеты по крестьянскому вопросу. Они создавали всевозможные проекты, но дальше общих рассуж­дений дело не шло. Взаимосвязь российского правящего класса и крепостного права была такой прочной, что Николай не желал ничего менять, опасаясь всеобщего возмущения, с которым бы он не совладал. Он прямо заявлял, что «прикасаться к этому злу было бы злом еще более гибельным», и даже саму мысль об этом называл «преступным посягательством на общественное спокойствие и благо государства».

В нежелании что-либо менять императора поддерживало «молчаливое большинство», вполне довольное своим безгласным положением. Национальный подъем, возникший в Рос­сии после 1812 года, был неоднозначен. Новые идеи в годы войны восприняли немно­гие. Большинство же видело в Наполеоне кошмарное порождение революции, считало его гибель торжеством православной, самодержавной, крепостнической России и радовалось силе своей страны. Понадобился позор Крымской войны, чтобы Россия стряхнула нацио­нальное самодовольство и захотела перемен.

Вид на Дворцовую площадь от начала Невского проспекта. Литография. 1820 г.

В деле сохранения устоев Николай проявил большую изобретательность. После вос­стания декабристов он перестал доверять дворянам и нашел опору в чиновниках. Важную роль в формировании новой бюрократии играла Собственная его императорского величе­ства канцелярия, состоявшая из шести отделений. Наибольшую известность получило Тре­тье отделение - политическая полиция, усиленная корпусом жандармов. Она осуществляла надзор за религиозными движениями и сектами, политически неблагонадежными лицами, ведала цензурой и такими политически опасными делами, как жестокое обращение поме­щиков с крестьянами. Николай поддерживал бюрократию, и именно в его правление она обрела силу В 1827 году впервые были установлены пенсии за государственную службу

Во внутренней политике Николай придерживался принципа «запрещено все, что не разрешено». Он ввел жесткую цензуру, систему паспортов, не позволявшую подданным сво­бодно передвигаться, резко ограничил выезд за границу За «неблагонадежными лицами» мог быть установлен гласный или негласный надзор полиции.

Правительство не желало допускать ни малейшего инакомыслия. Реакция на европей­ские революции 1848 года была прямо-таки истерической. Николай I сразу же предложил прусскому королю подавить революцию во Франции военной силой, объявил о мобилизации армии и потребовал, чтобы все русские подданные покинули Францию. Газетам было прика­зано как можно меньше освещать революционные события в Европе. Дабы уберечь подрас­тающее поколение от «тлетворного влияния» Запада, правительство запретило студентам и преподавателям выезд за границу и перестало впускать в страну иностранных преподавате­лей и воспитателей. Неблагонадежных арестовывали или отправляли в административную ссылку. Великому историку С. М. Соловьеву запретили публичные чтения по русской исто­рии. Чтобы навсегда покончить с революционной заразой, московский генерал-губернатор А. А. Закревский предложил запретить устройство новых заводов и фабрик, а существую­щим не дозволять расширения производства.

<< |
Источник: Петр Геннадьевич Дейниченко. Империя. От Екатерины II до Сталина. Москва; 2007. 2007

Еще по теме Россия под надзором:

  1. История: курс лекций: учебное пособие для студентов вузов / Е.Н. Дербин [и др.]; под редакцией С.Н. Уварова. - Ижевск: ФГБОУ ВПО Ижевская ГСХА,2015. - 216 с., 2015
  2. Объекты пруденциального банковского надзора.
  3. Виды и формы банковского надзора
  4. Понятие, сущность и цели надзора Банка России за деятельностью кредитных организаций
  5. Принципы банковского надзора
  6. 3.1. Пруденциальный банковский надзор: понятие и взаимосвязь с государственным финансовым контролем
  7. Деятельность кредитных организаций как объект банковского надзора
  8. Меры государственного принуждения, применяемые Центральным банком при осуществлении пруденциального банковского надзора.
  9. ГЛАВА 2. ОБЪЕКТЫ БАНКОВСКОГО НАДЗОРА
  10. ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ БАНКОВСКОГО НАДЗОРА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  11. ГЛАВА 3. ОСОБЕННОСТИ ФИНАНСОВО-ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ПРУДЕНЦИАЛЬНОГО БАНКОВСКОГО НАДЗОРА
  12. Финансово-правовой статус Центрального банка России как органа надзора