<<
>>

§1. Историческое развитие и современные модели организации нотариата

Для наиболее полного исследования нотариата целесообразно рассмотреть основные положения, касающиеся возникновения и исторического развития нотариата.

Как уже было указанно в первой главе настоящей работы нотариальная форма защиты и охраны права является публично-правовой формой, в рамках которой осуществляется деятельность, направленная, прежде всего, на создание условий для нормальной реализации субъективного права или законного интереса и недопущение их нарушения уже на стадии возникновения, а также на обеспечение стабильности правоотношений и их бесконфликтности.

IIa протяжении всей истории развития государства и права нотариат является составной частью правовой системы большинства стран, поскольку осуществляемые нотариусами функции объективно необходимы и востребованы обществом, в особенности в обществе с развитой рыночной экономикой и гражданским оборотом[117]. Очевидно, что первопричиной возникновения нотариата является потребность членов

общества в фиксации их воли в той или иной форме (традиционно, в письменной) и закреплении (формализации) их прав на то или иное имущество.

Многими авторами возникновение тех или иных правовых и государственных институтов рассматривается, начиная с Древнего Рима. Нотариат в данном случае не является исключением.

В римском праве достаточно подробно были разработаны различные формулы (исключительная форма, в которой та или иная сделка должна быть совершена под страхом ничтожности при всяком отступлении от соответствующей формы) и формуляры (по своей сути формуляр являлся неким руководством по ясному и точному изложению сделки) для совершения сделок и их облечения в письменную документальную форму. Собственно редакция и разработка юридических актов, совершаемых вне суда и в строгом соответствии с существующими формами, были почетными функциями римских юрисконсультов, наряду с которыми существовала необходимость в наличии лиц, осуществляющих несколько механическую деятельность, пассивно вкладывающих правовой материал в традиционную формулу.

Таким лицами, занимающимися фиксацией правового материала в документальную форму, в эпоху республики были scribae и exceptoreset notarii.

Различие между указанными лицами состояло в том, что scribae состояли па государственной службе, a exceptoreset notarii — па службе у частных лиц. На должность scribae могли претендовать только римские граждане, не лишенные гражданских прав, назначение их осуществлялось магистратом, при котором они служили. В их обязанность входило изготовление публичных документов и ведение общественных счетов, актов магистрата, а также хранение, выдача копий и выписок из данных документов. Более того, scribae присутствовали при отправлении претором правосудия, составляя так называемые судебные журналы (codies), в которых отражалась наиболее важные моменты хода судебного разбирательства (очевидно, что данные судебные журналы представляли собой прообраз протокола судебного заседания). Выполнение указанных функций предполагает, что scribae должны были обладать определенным минимумом правовых знаний. За осуществление своей деятельности scribae получали жалование из государственного казначейства. Все состоящие при магистратах scribae образовывали корпорацию, которая делилась па декурии, определенного числа членов корпорации установлено не было. Назначение scribae на должность фактически было пожизненным, лицо, назначенное на должность могло уступить ее за деньги другому лицу, что свидетельствует об определенной престижности занятия данной должности.

Другой группой лиц, занимавшихся письменным изложением правового материала, составляли писцы, находящиеся па службе у частных лиц. Это могли быть свободные люди, состоявшие домашними секретарями по найму — exceptores, либо рабы — notarii, которые являлись самым многочисленным классом частных писцов (объяснением данному обстоятельству, по-видимому, является распространение рабства в Риме). Само слово нотариус происходит от употребления писцами особых notae — стенографических знаков, используемых при письме под диктовку, которые потом переписывались общепонятным образом.

В период империи название вольнонаемных писцов exceptores стало общим наименованием для писцов, состоящих на государственной службе. Эти люди также образовывали определенную корпорацию, состояли при магистратах, однако не являлись в полном смысле этого слова чиновниками и содержания от государства не получали, а в качестве вознаграждения за свой труд получали взыскиваемую в свой доход пошлину. Подобно exceptorcs и другое название частных писцов в период республики notarii было перенесено на государственное учреждение. В период империи название notarius стало принадлежать также и императорским секретарям, в обязанности которых входило ведение протоколов и подготовка распоряжений кесаря. Императорские нотариусы также были объединены в корпорацию и получали вознаграждение за счет казны.

Наряду с вышеуказанными группами писцов, существовала еще одна группа лиц, занимающихся составлением юридических документов, которые не состояли ни на государственной службе, не трудились по найму у частных лиц, хотя в своей деятельности находились по контролем государства — табеллиопы (tabelliones). Они не состояли на государственной службе, но занимались в виде свободного промысла под контролем государства составлением юридических актов и судебных бумаг для всех желающих за установленное законом вознаграждение. «В этом учреждении лежит зародыш того громадного института, который, получив, в Италии широкую организацию со стороны законодательства и повое имя «нотариат», вместе с римским правом был акцептирован и ассимилирован новыми европейскими народами»[118].

Табеллиопом мог стать всякий свободный гражданин Рима, обладающий знанием права. Табеллионы объединялись в корпорацию, от мнения членов которой зависело избрание кандидата на должность табеллиопа, а утверждение в данной должности происходило по решению префектов городов. При осуществлении своих обязанностей табеллиопы должны были находиться в своих конторах, которые должны были размещаться в публичных местах, па площадях и т.п.

У табеллиопа мог быть помощник,

который в определенных случаях мог заменить табеллиопа, так и ученики, выполнявшие роль секретарей или писарей.

Законодательством и обычаями того времени достаточно четко определялся порядок совершения табеллионами действий по составлению документов, касающийся как формы документа (материальный носитель, на котором фиксировалось содержание документа, язык, шрифт, чернила, которыми записывался документ), так и содержание (документ составлялся в соответствии с формулярами: например, каждый документ состоял из введения, в котором указывалось воззвание к Богу как необходимое начало каждого документа, а также дата составления документа, из изложения предмета сделки и вытекающих из нее правоотношений с указанием сторон сделки, предмета сделки, его характеристик и свойств, определения цепы, гарантий и заверений сторон сделки и из заключения). Более того, под страхом уголовного наказания табеллиопам запрещалось совершать любые действия и акты в отношении запрещенных законом сделок (можно привести следующий пример, являющийся актуальным и в настоящее время: «По конституции императора Льва если кто-либо во избежание платежа государственных налогов прибегнет к покровительству лица привилегированных классов и переведет па пего свое имущество, то все сделки совершенные с этой целью в форме дара, продажи, найма или другого какого договора, считаются недействительными. Табеллион, совершивший акт о таких сделках заведомо, подвергается конфискации всего своего имущества»[119]).

По мнению Н.Ляпидевского, акты табеллиопов являлись по своей природе актами частноправового характера и не имели значения публичных актов, как, например, судебные акты. Придание актам табеллиопов значения публичных осуществлялось путем их внесения в судебные протоколы (gesta), посредством которого заинтересованные лица создавали себе гарантии как от физической утраты акта, так и от возможности возникновения какого-либо спора о его подложности или достоверности[120].

Наряду со светским нотариатом в Древнем Риме активно развивался и церковный нотариат. В канцеляриях патриархов и епископов, организованных по образцу канцелярий кесаря, появляются писцы, которые также называются notarii. Постепенно, организовав нотариат для нужд церковного управления, церковь вводит нотариат и для светской жизни, назначает нотариусов для мирян, для дел и отношений, не имеющих никакой связи с церковной сферой, действующих наряду со scribae и табеллионами. Постепенно, созданный церковью светский нотариат возводится на степень должности,

получающей авторизацию от верховной власти церкви и впервые такой нотариат получает название notarii publici (публичный нотариат, т.е. нотариат, действующих в интересах всего общества в целом, при этом не нарушая и не ограничивая права каждого лица). В обязанности церковных нотариусов входила стенографическая запись бесед епископов и составление писем, фиксация выступлений на различных церковных соборах (нотариусы также участвовали во всех проведенных вселенских соборах), составление различного рода актов и документов, относящихся к управлению церковными делами, а также актов об отпущении рабов на волю, если таковые совершались в церкви, составление различного рода договоров, в которых участвовала церковь. Светские нотариусы, назначаемые церковью, функционировали аналогично табеллионам и собственно появление светских нотариусов, назначаемых церковью, было вызвано всеобщим упадком государственных и общественных институтов в результате господства варваров на территории Римской империи.

Во времена инквизиции протоколы допросов лиц, подозреваемых в совершении еретических поступков, также вели церковные нотариусы[121].

После падения Римской империи в результате нашествия варваров значение и использование римского права не только не уменьшилось, по в некоторой степени увеличилось, поскольку письменная форма сделок начала применяться не только среди римлян, но и среди варваров. В Бургундском и Франкском государствах, несмотря на нашествие вестготов, нотариат также сохранился и функционировал в прежнем состоянии.

У лангобардов[122] появились особые королевские нотариусы, в обязанности которых входила контрассигнация некоторых королевских актов, без которой не один экземпляр акта не мог приниматься к руководству, составление протоколов и решений при рассмотрении королем судебных дел, а также составление документов для частных лиц. Позднее, гораздо большее значение подобные нотариусы приобрели у франкских королей, учредивших особую королевскую канцелярию, состоящую из нотариусов, и во главе которой стоял канцлер. Кроме контрассигнации королевских грамот и дипломов, па канцелярии также лежала обязанность засвидетельствования также и частных документов, после чего последние приобретали характер публичных актов, значение которых было настолько велико, что их оспаривание запрещалось под страхом смертной казни (в такой форме составлялись следующие документы: отчуждение недвижимого имущества иностранцу, полное освобождение раба, назначение общего представителя в суде). Представители власти на местах организовали канцелярии нотариусов подобно

королевской с обязательным уведомлением короля о каждом назначенном нотариусе, после чего нотариус вносился в соответствующие списки королевской канцелярии.

Таким образом, нотариат из свободной профессии постепенно превращается в государственную должность, контролируемую королем, и организационно связанную с королевской канцелярией. Приблизительно к четырнадцатому веку свободный нотариат был полностью вытеснен нотариусами, состоящим па государственной службе.

В Германии и во Франции учрежденный во времена Карла Великого нотариат фактически прекратил свое существование с распадом Империи. Это объясняется тем, что у германских народов в виду исторически сложившейся практики все наиболее важные сделки должны были совершаться перед народным собранием, которое единственное имело право на их утверждение. В этой связи, уже даже наряду с действовавшим нотариатом, учрежденным Карлом Великим, сложился институт публичных писцов, участвующих в народных собраниях и составлявших различного рода акты для частных лиц. Тем не менее, нотариат «римского» типа в Германии возникает примерно в четырнадцатом веке, а нотариальные функции осуществляли состоящие при различных присутственных местах официальные писари.

Постепенно, назначение нотариусов на должность переходит от исключительной прерогативы Папы Римского к императором отдельных германских государств и местностей. Общий достаточно низкий уровень правовых знаний нотариусов спровоцировал появление различного рода нормативных документов, касающихся порядка совершения нотариальных актов, а также установивших определенные квалификационные требования к лицам, желающим стать нотариусами (например, порядок проведения экзамена), а также узаконивших назначение нотариусов па должности главами отдельных местностей Германской империи, а не самим императором (окончательно это положение было узаконено в 1806 году после распада Германской империи и образования Рейнского союза).

Значительное влияние па развитие нотариального института в Германии оказала рецепция французского права, имевшая место во многих германских государствах в начале девятнадцатого века (французский нотариальный устав был принят в Бадене, Ганновере, Ольдепсбурге, Любеке и др.). Однако, с прекращением наполеоновских войн влияние французского права постепенно уменьшалось, вместе с тем основной принцип французского нотариата — полное отделение бесспорной юрисдикции от спорной — сохранился во многих государствах Германии (Рейнская провинция, Баден и др.).

Во Франции институт «римского» нотариата был реципирован еще в двенадцатом веке, однако довольно скоро он приобрел значительные отличия, которые заключались в

том, что помимо официального составления документов, нотариусы выполняли судебные функции, которые заключались в том, что совершаемые ими документы получали ту же силу, что и судебные решения и обеспечивались возможностью принудительного исполнения без возбуждения судебного процесса.

Первую реформу французского нотариата осуществил в Людовик XI, который в 1270 году учредил в Париже 60 нотариусов, независимых от председателя высшего суда, тем самым положив начало отделению судебной власти от нотариата и спорной юрисдикции от бесспорной[123]. Впоследствии подобные нотариусы были распространены па все королевские владения. Нотариусы назначались па должность королем из числа лиц безупречных и способных.

В шестнадцатом веке нотариусы были разделены на три разряда: собственно нотариусы, которые ие имели права составлять документ в итоговом виде, а ограничивались лишь подготовкой проектов документов, вновь учрежденные табеллиопы, которым нотариусы должны были передавать проекты актов для составления формального документа, и лица, которые обладали правами как нотариусов так и табеллионов. Следует отметить, что нотариусы и табеллиопы осуществляли свою деятельность параллельно, также существовали особые должностные лица, обязанностью которых являлось скрепление документов королевской печатью, вследствие чего последние получали исполнительную силу. Впоследствии, наличие такой должности было отменено, нотариусы получили право иметь свою печать с королевским гербом, которую они должны были прикладывать ко всем совершаемым ими актам.

В таком виде французский нотариат просуществовал вплоть до Французской революции и в 1791 году потерпел кардинальные изменения, касающиеся заранее определенного числа нотариусов, определения места деятельности нотариусов, отмены наследования и уступки должности нотариуса. Всех нотариусов объединили под одним общим названием — «notaries publics» (публичный нотариус).

В 1803 году во Франции был принят законодательный акт, который во многом определил устройство нотариата во Франции, а также оказал значительное влияние па законодательство о нотариате ряда европейских стран. Это так называемый Закон от 25 вантоза XI г. (16 марта 1803 года) до сих пор являющийся одним из законодательных актов о нотариате во Франции (естественно, с внесенными в последствии изменениями)[124].

Данный Закон определяет нотариуса как публичное должностное лицо, назначаемое представителем исполнительной власти, а также устанавливает правила назначения па должность нотариуса, требования к кандидатам па должность нотариуса, правила составления нотариальных актов, вопросы вознаграждения нотариусов, места деятельности нотариусов и организации нотариального сообщества, храпения нотариальных документов.

Деятельность нотариусов состояла в принятии (совершении) всех актов, которым стороны желают сообщить силу официальных документов. При этом нотариусы обязаны оказывать содействие всякому обратившемуся к ним лицу и не вправе отказываться от исполнения лежащих па них обязанностей. Все нотариальные акты считались достаточным доказательством и подлежали немедленному исполнению на всей территории французской республики, подобно судебным решениям. Приостановление их исполнения было возможно только по постановлению уголовного суда в случае возбуждения обвинения в подлоге.

В качестве характерных признаков французского нотариата можно отмстить следующие: полное отделение спорной юрисдикции от бесспорной с предоставлением последней в исключительное ведение нотариата, придание нотариальным актам силы судебных решений и возможности принудительного исполнения без участия судебной власти, право нотариуса рекомендовать себе преемника, влекущее продаваемость должности нотариуса, в отличие от других должностей публичного характера, назначение нотариусов па должность пожизненно, что в высшей степени обеспечивает их самостоятельность и независимость[125].

Небезынтересно будет привести высказывание французского гражданина о французском нотариате 19 века, к которому вряд ли что-то можно добавить и которое не нуждается в комментариях: «После чести и жизни первое место занимает для всякого семейное положение и имущественное положение. Для защиты народной и частной чести и безопасности каждого француза существует война; для охраны же семейного благосостояния и имущества у пас существует нотариат; и так как французский нотариат вполне оправдывает возлагаемое на пего доверие, то это одно из самых уважаемых у нас сословий. Нотариус - это член нашей семьи, это наш советник во всех имущественных делах, это распорядитель и руководитель во всяком вопросе благосостояния нашего. Мы вверяем нотариусу все наше имущество и вполне уверены, что он охранит его лучше, чем мы охранили бы его сами. Без нотариуса мы не можем обойтись, вступая в семейную

жизнь при браке, к нему же обращаемся, чувствуя и приближение конца жизни. Мой дед был клиентом деда моего нотариуса, и мой внук будет клиентом внука моего нотариуса - как же моему нотариусу пе охранять меня, а мне ему не доверять?»[126][127].

Как ранее отмечалось, принципы организации и деятельности французского нотариата оказали существенное влияние па разработку законодательных актов в ряде европейских государств, в том числе российского Положения о нотариальной части 1866 года или прусского закона о бесспорной юрисдикции 1899 года.

Время возникновения отечественного нотариата или органов, выполняющих их функции, определить точно не представляется возможным. Некоторые авторы считают, что история российского нотариата восходит, по меньшей мере, к концу XV века и что еще в Судебниках Ивана III 1497 года и Ивана IV 1550 года содержатся упоминания о лицах, которые занимались составлением и оформлением сделок , а об использовании письменных документов говорится еще в Псковской судной грамоте 1467 года. Но совершенно очевидно, что одну из первоначальных функций нотариусов — писание частных юридических актов осуществляли практически все желающие, естественно владеющие письменной грамотой. Такими лицами преимущественно являлись духовенство, приказные люди — дьяки и их помощники подьячие, занимавшие различные административные должности. Собственно, подписание князем Олегом в 911 году договора с греками уже в той или иной степени свидетельствует об использовании в Киевской Руси письменных документов.

Большинство же других авторов ведут отсчет с XVI века — с момента появления сословия «площадных подьячих», специализировавшихся в оформлении за плату гражданских сделок в интересах обращавшихся к ним лиц и составлении документов.

В истории появления и развития нотариальных учреждений можно выделить три основных периода.

Первым периодом является появление уже упоминавшегося сословия площадных подьячих как квазинотариалыюго учреждения. Для этого периода характерно свободное развитие института площадных подьячих под поминальным контролем государственной власти. В различных правовых документах XVI века появляются упоминания об этой своеобразной корпорации профессиональных писцов, занимавшихся в качестве свободного промысла совершением всевозможных гражданских сделок и составлением

письменных форм договора. Таких людей называли «кормящиеся пером»[128][129] или площадными подьячими. Площадными они назывались по месту своей «работы» — площади (наиболее известное место — Ивановская площадь в Московском Кремле). Численность подьячих зависела от величины города и, как правило, определялась указом непосредственно государя, и нигде не превышала порядка двадцати человек. Численность строго контролировалась «площадной организацией» — неким объединением подьячих, так как в ее интересах было ограничение числа своих членов, чтобы сохранить относительно высокий заработок для уже действующих подьячих, поскольку плата с клиентов бралась по соглашению и делилась поровну. Назначение «па площадь» происходило по указу царя па основании характеристик, даваемых площадной организацией относительно деловых и нравственных характеристик кандидата. Надзор за деятельностью площадных подьячих осуществляли выборные старосты. C ростом городов и торгового оборота число площадных подьячих росло (так, в Москве во второй половине XVII века действовало до 340 подьячих2), равно как и росло количество всевозможных указов, регулирующих их деятельность.

Второй период, с 1649 года (вступление в силу Уложения царя Алексея Михайловича) по 1866 год, определяется формированием различных нотариальных учреждений, создаваемых для регулирования различных групп правоотношений, и осуществлявших свою деятельность под фактическим контролем государства. Соборное уложение 1649 года упорядочило и систематизировало действовавшие до его появления отдельные отрывочные указы. Обязав стороны совершать сделки только через площадных подьячих с обязательной последующей «справкой» и записью в Поместном приказе, Уложение 1649 года впервые разделило функции публичного органа, удостоверяющего сделку, и органа, се регистрирующего.

Процесс «справки» заключался в допросе сторон, установлении подлинности и добровольности заключения акта, проверке принадлежности имущества и наличия запрещений и обременений. После записи акта в книгу и приложения печати имущество считалось «справленным» и право собственности возникало у приобретателя.

В 1699 году крепостные дела, традиционно бывшие в ведении площадных подьячих, передаются Петром I в ведение Поместного приказа, а чуть позже — Ратуши. Однако чиновники этих органов проявили такую степень некомпетентности и мздоимства, что в 1701 году составление крепостей было вновь перенесено на площадь,

по руководство площадными подьячими было передано Оружейной палате, с 1706 года — Ратуше, а с 1719 года —Юстиц-коллегии[130]. При этом возврат был осуществлен с существенными изменениями в статусе площадных подьячих, которые отныне стали чиповпиками-писцами, получавшими жалованье. На протяжении XVIII века крепостные дела передавались в ведение различных учреждений: государство, заинтересованное в контроле над земельной собственностью и сохранности актов, искало оптимальный вариант контроля за совершением сделок с недвижимым имуществом. C 1755 года крепостные дела передаются палатам гражданских судов и уездным судам, при которых существовали до реформы нотариата в 1866 году.

Обязательному совершению крепостным порядком подлежали сделки с недвижимостью, сделки, связанные с отчуждением крепостных людей, освобождением от крепостной зависимости, некоторые виды завещаний и заемные письма. Сделка, совершенная крепостным порядком, считалась бесспорной, при соблюдении правил о вводе во владение бесповоротной, ее принудительное исполнение осуществлялось через административные органы.

Несмотря на относительную упорядоченность и подконтрольность суду, крепостная часть имела свои недостатки, в частности, объединение судебной властью помимо функции осуществления правосудия еще и нотариальной и регистрирующей функции, практически неминуемый для государственных органов произвол, волокита, взяточничество и различные махинации (выдача залоговых свидетельств по оценке, превышающей действительную стоимость, двойная продажа имущества, сокрытие запрещения и др.).

Исторически нотариальные учреждения в России распались на две обособленные части: крепостную и собственно нотариальную.

Собственно нотариальная часть, которую представляли различные маклеры и нотариусы, имеет в России более короткую историю. Она возникла в эпоху правления Петра Великого как стремление подражать обычаям европейских негоциантов. Учреждения, создавшиеся для регулирования различных групп правоотношений, постепенно достигают такого разнообразия и хаоса, что говорить о регулировании их деятельности можно с известной долей условности. Впервые латинский термин

«нотариус» упоминается в Вексельном уставе 1729 года, обязавшем протестовать векселя, призвав публичного нотариуса[131][132].

Среди органов, выполнявших нотариальные функции, можно выделить три группы:

1. Публичные (городские) нотариусы, находившиеся в введении органов городского управления и к компетенции которых относилось засвидетельствование всяких сделок, протест векселей в неплатеже, свидетельствование заемных писем по причине неплатежа.

2. Биржевые нотариусы избирались купеческим обществом из среды купцов или мещан. Биржевые нотариусы были вправе свидетельствовать явку договоров, заключенных иностранными гражданами и российскими подданными, протестовать векселя, выданные иностранными гражданами, совершать морские протесты, свидетельствовать верность перевода доверенностей и вообще любых документов, совершать все действия, входящие в компетенцию публичного нотариуса .

3. При отсутствии нотариуса их функции исполнялись магистратами, ратушами, думами, таможенными чиновниками, становыми приставами, торговыми словесными судами.

Нотариусы считались государственными чиновниками, но права на производство в чины не имели, жалованья не получали, дисциплинарной ответственности подлежали наравне с другими чиновниками. Все их действия признавались публичными, санкционированными государством, поэтому приставка «частный» указывала на принадлежность нотариуса к определенной части города. Нотариусам запрещалось заниматься коммерческой деятельностью, отлучаться от места исполнения обязанностей. Нотариусам было запрещено свидетельствовать любые сделки с недвижимостью.

Особой регламентации порядка совершения нотариальных действий установлено не было. В обязанности при оформлении договора входило: установление личности сторон, проверка право- и дееспособности, проверка подлинности договора и соответствия воли волеизъявлению сторон, установление соответствия текста договора действующему законодательству, запись договора в книгу, взыскание пошлин и сборов, совершение на подлиннике договора надписи, которая должна была содержать время удостоверения и запись по книге. Удостоверенный договор признавался бесспорным доказательством в

гражданском процессе. Каждый нотариус вел книгу, куда вносились все удостоверяемые акты, и книгу денежных сборов. Любой нотариус имел собственную печать, а биржевой нотариус — три печати па английском, немецком и французском языках.

Третий период характеризуется появлением и функционированием единого универсального института нотариата, как формы публичной деятельности независимых нотариусов, уполномоченных государством на совершение нотариальных действий, «предупреждающих нарушение права путем закономерного исключающего споры укрепления подлинных волеизъявлений сторон»[133]. Этот период начинается 14 апреля 1866 года, утверждением Положения о нотариальной части и закапчивается 24 ноября 1917 года с принятием Декрета №1 «О суде», упразднившим существовавшие судебные установления, что повлекло фактическое прекращение деятельности нотариальных учреждений.

Фундаментальным актом, создавшим основу для новой системы нотариальных учреждений, явилось Положение о нотариальной части (далее — «Положение»), «удостоившееся Высочайшего утверждения» 14 апреля 1866 года. Оно получило силу закона, несмотря на то, что было первоначально озаглавлено как временное и оставалось временным до конца своего существования. В 1875 году действие Положения распространено па Царство Польское, а в 1889 — на губернии Прибалтийские. Оно вошло в состав Судебных уставов (Свод законов, том XVI, часть 1, издание 1882 года). При составлении Положения были учтены подобные нормативные документы Франции, Австрии и ряда других стран. Этим актом повсеместно упразднялись прежние установления крепостных дел и должности публичных нотариусов. Отныне обязанности по совершению и свидетельствованию актов стали исполнять нотариусы и старшие нотариусы (таким образом, было введено две нотариальные инстанции), а также заменяющие их должностные лица.

Согласно Положению заведование нотариальной частью поручалось нотариусам и старшим нотариусам, под надзором судов. Министерству юстиции было предоставлено право издавать правила внутреннего распорядка и делопроизводства в нотариальных конторах и архивах.

Нотариусы должны были быть в столицах (Москве и Санкт-Петербурге), губернских, уездных городах, а в случае необходимости — ив уездах. В иных городах и селениях право удостоверения актов предоставлялось мировым и городским судьям, судьям уездного окружного суда.

Нотариусами могли быть только российские подданные, совершеннолетние (достигшие 21 года), «не опороченные судом или общественным приговором» и не состоящие ни па государственной, ни па общественной службе. Желающий стать нотариусом вносил залог для обеспечения взыскания в случае причинения имущественного вреда из-за совершения им профессиональных ошибок, размер которого зависел от места осуществления нотариальной деятельности — в столицах залог равнялся 10 тысячам рублей, в остальных городах он был ниже.

На должность нотариус назначался только после проверки знаний законов и форм нотариального делопроизводства. Проверяющими были председатель окружного суда, старший нотариус и прокурор. Назначались и отстранялись нотариусы от должности старшим председателем судебной палаты по представлению председателя окружного суда. Вступали в должность после принесения присяги в зале окружного суда. Нотариусы являлись государственными чиновниками, но права па производство в чипы не имели, жалования не получали, однако были освобождены от уплаты каких-либо налогов в пользу казны.

Нотариусы имели свою печать, на которой был изображен губернский герб, вокруг которого была надпись, содержащая фамилию и имя нотариуса, название города или уезда. Слепок печати и образец подписи хранился в нотариальном архиве.

При осуществлении своей деятельности нотариус обязан вести реестр, для отражения в нем вообще всех нотариальных действий; две актовые книги, книгу, в которой записывались взимаемые им сборы; общий алфавитный указатель всех совершаемых им действий; ведомость всех документов, хранящихся у пего; алфавитный указатель лиц, объявленных банкротами и лиц, в находящихся под опекой или попечительством; книгу для актов о протесте векселей. Книги и реестры должны были храниться в нотариальном архиве.

Старший нотариус заведовал нотариальным архивом, выдачей выписок и копий документов, хранящихся в нем, по главной его обязанностью было удостоверение сделок, устанавливающих права на недвижимость. Он непременно должен был обладать высшим юридическим образованием и не вносил залога. Старший нотариус, в свою очередь, также обязан был вести определенные книги и реестр: Реестр выдаваемых им копий и выписок из книг, хранящихся в нотариальном архиве, книгу и реестр всех сделок с недвижимостью и ее владельцев, книги для записи собираемых им пошлин, журнал о всех делах, находящихся у него в производстве и особый реестр, в который записывались земельные угодья, имеющие статус заповедных.

Надзор за деятельностью старших нотариусов, их помощников и нотариусов осуществлял окружной суд, при котором данное нотариальное учреждение находилось.

Компетенция нотариуса состояла в совершении для всех желающих всякого рода актов, кроме случаев, когда закон прямо запрещал ему это делать — нотариальная форма была установлена законом или допускалась по желанию сторон. Положение достаточно подробно определяло правила оформления нотариальных актов, нарушение которых во многих случаях лишало акт нотариальной силы (например, при совершении каждого акта должны были присутствовать два, а при сделках с недвижимостью — три свидетеля. Акты, совершаемые нотариусом, назывались нотариальными, а старшим нотариусом — крепостными; в выдаче выписок из нотариальных книг и копий нотариальных документов, в совершении разного вида свидетельствований (верности копий, подлинности подписей, времени предъявления документов у нотариуса, нахождения лиц в живых, заверения объяснений одной стороны перед другой, оформление доверенностей, мировых и третейских соглашений); в принятии па храпение от частных лиц документов; в составлении проекта раздела наследуемого имущества в предусмотренных законом случаях.

Нотариальные акты, которыми устанавливались права па недвижимое имущество, обращались в крепостные посредством их утверждения старшим нотариусом. Ими утверждались все акты в отношении недвижимого имущества, которые по закону должны совершаться крепостным порядком. Также старшему нотариусу поручалось утверждать акты об ограничении права собственности при залоге, при уступке права пожизненного владения, пользования, при запрещении отчуждать имущество.

Плата за совершение нотариальных действий состояла из казенных пошлин с актов; сбора с нотариальных актов по месту их совершения; платы нотариусам за совершение нотариального действия — независимо от вышеупомянутых пошлин и сборов, нотариусам предоставлялось право взимать плату в свою пользу по добровольному соглашению с обратившимися к нему лицами, или же взимать плату по установленной таксе; платы за выдаваемые из нотариальных архивов выписки и копии; платы за выдачу выписок и справок из крепостных книг и реестров; гербовых сборы.

При всех своих очевидных «плюсах» Положение имело ряд весьма существенных недостатков: возрастной ценз, установленный для нотариусов в 21 год, можно признать достаточно низким, отсутствие образовательного ценза, относительно несложный экзамен и отсутствие в экзаменационной комиссии непосредственно нотариусов оставили образовательный уровень нового нотариального корпуса фактически в дореформенном

положении, необходимость представления большого залога, также отнюдь не гарантировала высокий нравственный и образовательный уровень нотариусов, а для некоторых способных лиц могла являться вполне серьезным препятствием для занятия должности нотариуса, необходимость присутствия свидетелей при совершении нотариальных действий вынуждала нотариусов иметь целый «штат» свидетелей, которые за плату готовы были подписаться под чем угодно, что только дискредитировало работу нотариусов.

Отсутствие у нотариата собственной внутренней структуры, независимой от судебных органов, привело к невозможности коллективной защиты интересов, обобщению нотариальной практики, повышению теоретической и профессиональной подготовки[134][135]. Возложив па нотариуса сложнейшие обязанности и гарантировав их суровыми мерами дисциплинарной ответственности, государство не наделило его никакими правами — пи служебного оклада, пи чина, ни пенсии.

Одними из существенных недостатков являлись усложненность и излишний формализм нотариального делопроизводства (например, необходимость присутствия свидетелей при совершении нотариальных действий), особенно двустепенность совершения крепостных актов. Служебное положение нотариуса признавалось двойственным: с одной стороны, он считался государственным служащим, с другой — был фактически лицом свободной профессии, получавшим вознаграждение от своих клиентов. Острым вопросом был вопрос об оплате труда нотариусов, а также о некой материальной помощи нотариусам, работающим в маленьких городах и селениях. Большинство нотариусов и специалистов предлагали заменить добровольное соглашение путем введения разумной таксы и назначением жалованья от казны взамен сборов по таксе, а также помощи убыточным конторам за счет преуспевающих.

Работа по совершенствованию Положения шла постоянно, по все проекты долгое время так оставались проектами. Однако в 1904 был проект закопчен и передан в Министерство юстиции. Он предлагал решение некоторых проблем: увеличение возрастного и образовательного ценза, введение двух годичной стажировки, уменьшение первоначальной суммы залога, расширение круга нотариальных действий, устранение из

■Л нотариальной практики свидетелей и др. Новеллы же появились только к 1912 году: нотариусы получили право обжаловать в суд действия старших нотариусов, был введен

принудительный порядок исполнения обязательств, основанных на нотариальном акте, помощники старших нотариусов получили право самостоятельно совершать нотариальные действия.

Тем не менее, при всех своих недостатках Положение было работающим нормативным актом, пусть и несовершенным, который впервые в истории Российского государства создал универсальный институт нотариата, заменив предшествующий хаос относительным порядком, установил место нотариата в системе судебных органов, единый статус нотариусов, порядок назначения на должность, компетенцию, порядок совершения нотариальных действий, делопроизводства и оплаты, став основой для будущего нотариата. В созданном им правовом пространстве сформировалось сословие нотариусов, которые «так высоко несли знамя своей службы, что везде завоевали себе весьма почетное положение и безусловное доверие»[136][137].

Ученые того времени отмечали, что «для содействия в надлежащем установлении, изменении и прекращении имущественных правоотношений, выраженных по воле частных лиц или по требованию закона, в форме акта, судебными уставами установлена ■у

«нотариальная часть» , и «что дела о совершении при посредстве общественной власти актов па имущества подлежат ведению особых органов судебной власти — состоящих при окружных судах нотариусов и старших нотариусов», подчеркивая при этом особое значение «нотариальных актов», как актов «совершенных при содействии общественной власти и через это приобретших особую силу и особое покровительство закона»[138].

В подтверждение этих слов и значения нотариата в охране имущественных прав физических и юридических лиц, а прежде всего права собственности можно привести такой факт. В первые дни после октябрьского переворота 1917 года, в результате которого произошло в т.ч. и перераспределение прав па имущество, В.И. Ленин, как бы опасаясь, что все может вернуться назад, пишет народному комиссару юстиции Д.И. Курскому: «Не пора ли поставить па очередь вопрос об уничтожении документов частной собственности: нотариальные акты о землевладении, фабриках, недвижимости и

прочее». Курский отвечает: «Мера нелишняя и может быть проведена быстро, так как нотариальные архивы в наших руках»[139][140].

В результате Октябрьской революции 1917 года была отменена частная собственность на землю, на орудия и средства производства, ликвидирован старый судебный аппарат, а как составная часть этого аппарата был упразднен нотариат.

В первые послереволюционные годы в условиях войны гражданский оборот был незначительным и нотариальная деятельность практически отсутствовала. Нормативные акты того времени показывают колебания в определении ведомственной принадлежности органов нотариата или их самостоятельности, да и вообще в целесообразности их наличия. Первоначально выполнение нотариальных функций было возложено па местные Советы, а в ряде городов при них были созданы нотариальные отделы во главе с народными нотариусами. В декабре 1918 года циркуляром народного комиссариата юстиции было предложено ликвидировать эти нотариальные отделы, а их функции распределить между различными другими учреждениями (коммунальными, социального обеспечения, записи актов гражданского состояния, юридическими) и народными судьями.

Однако уже в феврале 1919 года возобладала иная точка зрения, и Наркомюст предложил приостановить действие циркуляра 1918 года и создать там, где это необходимо, нотариальные столы — в городах при губернских отделах юстиции, а в уездах — при народных судах. Нотариальная компетенция в этот период нормативно не определялась, а фактически ограничивалась удостоверением различного рода фактов: заверение копий, удостоверение подлинности подписи и др. Объяснить это можно было тем, что в годы военного коммунизма имущественный оборот фактически не выходил за рамки мелких бытовых сделок.

Значительный и быстрый рост гражданского оборота, связанный с переходом к новой экономической политике, основанной па использовании рыночных отношений в экономике, объективно обусловил существенное развитие нотариальной деятельности и повышению ее роли (так, в 1921 году было принято положение «О государственных подрядах и поставках», которое предусматривало обязательность нотариального засвидетельствования договоров подряда и поставки, заключаемых между государственными органами и частными лицами, которое осуществлялось нотариальными

столами при губернских отделах и уездных бюро юстиции[141]). В целях обеспечения законности сделок при развивающемся обороте (в 1922 году был принят первый Гражданский кодекс РСФСР, закон «Об основных имущественных правах», декрет «О предоставлении собственникам !^муниципализированных строений права возмездного их отчуждения»), а также для защиты имущественных прав государства, организаций и граждан 4 октября 1922 года Совет Народных Комиссаров РСФСР принял Положение о государственном нотариате в РСФСР (далее — «Положение»).

Положением предусматривалось учреждение государственных (а иных и быть не могло) нотариальных контор во всех городах, а также в более значимых сельских населенных пунктах, на узловых железнодорожных станциях, пристанях и ярмарках. В местах, где нотариальные конторы отсутствовали, исполнение обязанностей нотариуса было возложено на народных судей.

Назначение па должность государственного нотариуса производилось Президиумом губернского совета народных судей из числа лиц, пользующихся избирательными правами и выдержавших специальные испытания по программе, утверждаемой Паркомюстом. Нотариусам не разрешалось совместительство по службе как в частных, так и в государственных организациях. Вознаграждение за труд нотариусы могли получать только от государства.

Оперативное руководство и контроль за деятельностью нотариусов осуществлялось Президиумами губернских советов народных судей, перед которыми нотариусы отчитывались. Общее методическое руководство и надзор за деятельностью органов нотариата относились к компетенции Наркомюста.

Компетенция органов нотариата состояла в совершении актов, для которых установлен законом нотариальный порядок; засвидетельствовании договоров между организациями и между гражданами и организациями; совершении и засвидетельствовании по желанию сторон договоров, в отношении которых закон не требует нотариальной формы; совершении протеста векселей; удостоверении доверенностей, копий, подлинности подписей; удостоверение бесспорных обстоятельств, как-то: времени предъявления документов, нахождения лица в определенном месте и т.п.; выдача выписок и копий из нотариальных книг и реестров; принятие и храпение документов.

Думается, что определенное влияние на содержание Положения 1922 года оказало Положение о нотариальной части 1866 года, выразившееся в том, что нотариат оставался связанным с судебными органами.

В 1923 году с введением в действие Гражданского процессуального кодекса Положение 1922 года было отменено. Декретом CHK от 24 августа 1923 года во исполнение постановления ВЦИК от 07 июля 1923 года было введено новое Положение о государственном нотариате, которое внесло незначительные изменения в предыдущее Положение 1922 года[142][143].

Новая глава в истории советского нотариата началась с принятием ЦИК и CHK СССР Постановления «Об основных принципах организации государственного нотариата» от 14 мая 1926 года. Оно устанавливало, что для осуществления нотариального удостоверения сделок и выполнения иных нотариальных действий учреждаются государственные нотариальные конторы, действующие в порядке, устанавливаемом законодательством союзных республик на основе указанного Постановления (согласно Конституции СССР 1924 года нотариат находился в совместном ведении союза и республик: союз определял основные принципы организации и компетенцию нотариата, а республики в соответствии с этим издавали положения о государственном нотариате). Задачами государственного нотариата были проверка соответствия требуемых от него действий и представляемых документов закону, оказание трудящимся активного содействия в охранении их прав и законных интересов, чтобы юридическая неграмотность и неосведомленность не могли быть использованы им во вред.

Государственные нотариусы нс могли занимать иных государственных должностей, за исключением должностей выборных и преподавательских, состоять членами коллегии защитников, служить по найму в кооперативных и общественных организациях и у частных лиц, а равно участвовать в торговых и промышленных предприятиях. Государственные нотариусы и прочие сотрудники государственных нотариальных контор получали за свой труд вознаграждение только от государства.

В состав общей компетенции нотариальных органов были включены следующие нотариальные действия: удостоверение сделок; засвидетельствование верности копий документов, выписок из книг и документов, а также подлинности подписей, удостоверение обстоятельств и фактов, могущих иметь юридическое значение, в которых

нотариус лично может удостовериться и для удостоверения которых закон не устанавливает другого порядка, регистрация арестов, налагаемых па строения, а равно изменение и снятие их; храпение документов; иные действия, предусмотренные законодательством союзных республик.

На отдельные нотариальные конторы может быть возложено также засвидетельствование правильности переводов с/на иностранные языки.

Государственные нотариусы и сотрудники нотариальных контор обязаны были соблюдать нотариальную тайпу.

Во второй половине двадцатых годов произошли крайне важные для органов нотариата изменения в области определения их компетенции в сторону ее расширения, связанного с освобождением народных судов от так называемых дел бесспорного характера[144][145]. В результате чего дела о расторжении брака были переданы органам загса, органы нотариата приобрели право совершать исполнительные надписи взамен выдаваемых судами судебных приказов, им также были переданы полномочия по принятию мер к охране наследственного имущества и принятию вместо судов денежных сумм в депозит в счет исполнения обязательства .

В РСФСР Положение о государственном нотариате было утверждено уже 4 октября 1926 года (далее были новые редакции от 20 июля 1930, 31 декабря 1947, 30 сентября 1965)[146]. Во многом данные Положения были похожи, как правило, в последующем положении изменялся круг нотариальных действий, а также руководство и контроль за деятельностью органов нотариата из ведения судебных органов был передан органам юстиции.

Период Великой Отечественной войны характеризуется тем, что был введен ряд правил о совершении нотариальных действий в отношении военнослужащих, облегчавших порядок их совершения[147].

Наиболее полно правовое регулирование организации и деятельности советского нотариата было установлено законом СССР «О государственном нотариате» от 19 июля 1973 года[148], в соответствии с которым 1 ноября 1974 года был принят закон РСФСР «О государственном нотариате»[149].

Под нотариатом понималась система государственных органов, па которые возложено удостоверение сделок, оформление наследственных прав и совершение других действий, направленных на юридическое закрепление гражданских прав и предупреждение возможного их нарушения в будущем. Задачами государственного нотариата являются охрана социалистической собственности, прав и законных интересов граждан и организаций, укрепление социалистической законности, правопорядка, предупреждение правонарушений. Деятельность органов нотариата основана на принципах законности, соблюдения тайпы совершаемых нотариальных действий, оказания гражданам и организациям содействия в осуществлении их прав и законных интересов, национального языка нотариального делопроизводства.

Органами государственного нотариата являлись государственные нотариальные конторы. В столицах союзных и автономных республик, в краевых, областных центрах одна из государственных нотариальных контор учреждается как Первая государственная нотариальная контора, которая совершает наиболее сложные нотариальные действия, способствует обеспечению единообразия нотариальной практики.

Нотариус совершал достаточно большой круг действий, но в советский период наиболее распространенным действием было удостоверение копии, подлинности подписи и принятие мер к охране наследственного имущества. Это связано с тем, что способность граждан участвовать в обороте была нс высока, личная собственность ограничена, а подавляющее большинство организаций участвовала в хозяйственных отношениях в соответствии с актами планирования. За совершение каждого нотариального действия взималась государственная пошлина, за исключением тех случаев, когда лицо в соответствии с законом было освобождено от ее уплаты.

Нотариус должен был иметь высшее юридическое образование или, в отдельных случаях, кандидат на должность нотариуса мог не иметь специального образования, если стаж работы по юридической специальности составлял не менее трех лет. Нотариус не мог заниматься никакой иной оплачиваемой деятельностью, кроме научной и преподавательской. Было три нотариальных должности: Старший нотариус, его заместитель (в Первых нотариальных конторах) и нотариус.

Наряду с вышеуказанным законом деятельность нотариата регулировалась также множеством подзаконных актов: Инструкцией о порядке совершения нотариальных действий государственными нотариальными конторами РСФСР, утвержденной Приказом Министра юстиции РСФСР от 06 января 1987 года №01/16-01, Инструкцией о государственной пошлине, утвержденной Министерством финансов СССР, другими ведомственными разъяснениями Министерства юстиции СССР, Министерства финансов

СССР, соответствующими министерствами союзных республик. Некоторыми авторами справедливо высказывалось мнение о необходимости наиболее полного регулирования деятельности нотариата непосредственно законом, поскольку «множество этих актов, а также несовершенство некоторых из них приводит к тому, что отсутствует единая практика их применения. «Исходя из задач государственного нотариата по обеспечению охраны социалистической собственности, прав и законных интересов граждан, государственных предприятий, учреждений и организаций, укрепления законности и правопорядка при совершении нотариальных действий следовало бы руководствоваться только законом о государственном нотариате, который в полной мере должен определять деятельность нотариата»[150].

Несмотря па относительную ограниченность гражданского оборота потребность в совершении нотариальных действий была достаточна высока, в связи с чем заинтересованные лица были вынуждены длительное время ожидать приема у нотариуса. В конце 80-х начале 90-х годов прошлого века Министерство юстиции СССР совместно с Государственным плановым комитетом принимало попытки ликвидации дефицита нотариальных услуг и улучшения качества обслуживания путем введения элементов хозрасчета, суть которого состояла в том, чтобы часть средств, полученных с клиента (плата за составление проекта, консультации, техническую работу, дополнительные услуги), шла па совершенствование материально-технической базы нотариальной конторы и в фонд оплаты труда нотариусов и технических работников, по глобально эти нововведения проблемы нс решили, зачастую вели к злоупотреблениям в нотариальных конторах.

Надо сказать, что в юридической среде отношение к нотариусам было отчасти скептическим. Нотариус считался «неудачником, который пе смог пробиться в адвокатуру, суд, прокуратуру»[151], а нотариальная контора воспринималась как «своеобразное место ссылки для юристов, не имеющих возможности устроиться па работу в иных структурах»[152]. Однако нельзя не констатировать тот факт, что в советский период сформировался достаточно устойчивый корпус высокопрофессиональных нотариусов, которые пытались внести какие-то новые позитивные черты в устройство нотариата и ставшие в последствии одними из первых нотариусов, занимающихся

частной практикой в Российской Федерации, имеющих огромный опыт практической работы и высокие профессиональные качества, а также составившие костяк органов управления нотариальным сообществом[153].

Прежде всего, нотариус при совершении нотариального действия выступает в качестве независимого компетентного консультанта заинтересованных лиц, обеспечивающего соответствие действий сторон одновременно их воле и положениям законодательства, а также реализацию лицом своих прав и законных интересов без ущерба прав и интересов как третьих лиц, так и государства. Такое положение нотариуса объясняется ролью нотариата в правовой системе того или иного государства.

Следует отметить, что в настоящее время в мире существуют две системы организации нотариата, которые основаны па двух основных правовых системах: романо­германской и англо-саксонской. В качестве принципиального отличия двух правовых систем традиционно указывается на то, что основным источником права в романо-германской системе является закон (писанное право) и существует иерархия доказательств, в рамках которой письменный документ в качестве средства доказывания имеет определенные преимущества[154], поскольку изначально приоритет отдается совершению сделки достаточно формализованным путем. В апгло-саксопской системе основным источником права считается судебный прецедент. Существующий в странах романо-германской системы права нотариат получил название нотариата Латинского типа или Латинского нотариата. Нотариат Латинского типа (или свободного) сформировался в результате длительной эволюции правовых идей и развития моделей государственного управления в странах романо-германской правовой системы. В системе Латинского нотариата нотариус выступает в качестве независимого представителя государства, осуществляющего от его имени и под его контролем публично-правовые функции в режиме самофинансирования, при этом неся полную личную ответственность за совершение нотариальных действий.

Собственно основой Латинского нотариата послужил вышеупомянутый Закон Вантоза. В последствии под влиянием Испании Латинский нотариат распространился также в странах Южной и Центральной Америки. В конце двадцатого века, в результате определенных изменений в политике ряда государства, Латинский нотариат получил распространение в странах Восточной и Центральной Европы[155] (в т.ч. странах

Содружества Независимых Государств'), государствах Юго-Восточной Азии[156][157] и Китае. В настоящее время более семидесяти стран мира признали в качестве необходимого элемента правовой системы нотариат Латинского типа. Несмотря на очевидное сходство национальных нотариатов отдельных государств, на примере Европы исследователями выделяются три модели Латинского нотариата[158].

Немецкая модель. Для нее характерна незначительная активность нотариуса в реализации интересов обратившихся лиц (проведение консультаций, участие в переговорах, сбор необходимых документов и т.п.), роль нотариуса сводится к разработке соответствующего акта и его последующему удостоверению, при этом осуществление нотариальных функций носит порой излишне формализованный характер, который, в то же время, позволяет добиться большего единообразия в отношении используемых процедур и содержания документов.

Французская модель. В рамках данной модели нотариусы достаточно инициативны, нотариус и его помощники полностью берут па себя все заботы обратившихся лиц, начиная от сбора необходимых документов, проведения переговоров, составления и удостоверения документа, заканчивая регистрацией нотариально удостоверенного документа в компетентных государственных и/или муниципальных органах, по сути французская модель представляет «конвейер с индивидуальным подходом», где нотариусы обеспечивают получение желаемого клиентом правового результата, однако некое игнорирование формализма порой занижает публично-правовую составляющую нотариальной деятельности.

Смешанная модель. Сочетает в себе в той или иной степени элементы вышеуказанных моделей, существует в Испании, Нидерландах, Швейцарской Конфедерации и ряде других стран). Статус нотариуса во многих странах также различен, преимущественно нотариусы осуществляют свои функции в рамках частной практики, в некоторых странах нотариусы являются государственными служащими (некоторые земли Германии, около половины кантонов Швейцарской Конфедерации, Португалия, Куба), также существуют страны в которых и государственные нотариусы и нотариусы, занимающиеся частной практикой существуют одновременно[159].

Назначаются нотариусы на должность, как правило, государством па конкурсной основе, нотариусы не вправе переуступать свою должность по наследству или па возмездной основе (за исключением Франции[160]), в качестве требований к кандидатам помимо высшего юридического образования устанавливаются наличие стажа работы по юридической профессии и прохождение специализированной стажировки. В подавляющем большинстве государств Латинского нотариата нотариусы объединены в специально создаваемые общественные объединения — нотариальные палаты.

В странах Латинского нотариата к компетенции нотариусов относится удостоверение различного вида сделок с недвижимым имуществом, участие в оформлении наследства, в удостоверении имущественных сделок между лицами, состоящими в брачно-семейных отношениях, участие в так называемых корпоративных отношениях (например, оформление при помощи нотариусов различных документов, относящихся к учреждению юридического лица).

Собственно, предназначением нотариата Латинского типа является осуществление так называемого предупредительного правосудия: государство не должно ограничиваться созданием только системы правосудия для разрешения споров, оно должно также обеспечить предупреждение правовых конфликтов, «поэтому основной причиной существования нотариальной профессии является политическая воля государства обеспечить предупредительное правосудие через институт нотариата»[161].

Нотариусы рассматриваются в качестве публичных должностных лиц, носителей публичной власти, осуществляющих публичные функции в рамках свободной профессии, однако нотариусы не интегрируются в иерархическую структуру органов государственной власти, не находятся в субординационном положении по отношении к ним, осуществляют свою деятельность за свой собственный счет и неся самостоятельную ответственность, свободно организуя условия осуществления своей деятельности в пределах, установленных законом, и получая доход от осуществления такой деятельности.

Tccno связанными с функцией осуществления превентивного (предупредительного) правосудия другими немалозначимыми функциями нотариата является осуществление деятельности медиатора (арбитра), деятельность в качестве советника в области права по вопросам, прямо не связанным с совершением нотариальных действий, деятельность в качестве исполнителя завещания.

В 1995 году российский нотариат в лице Федеральной нотариальной палаты был принят в члены одной из крупнейших международных неправительственных организаций

— Международный Союз Латинского Нотариата — Union Itemationale du Notariat Latin (МСЛН — UINL), в состав которого входит 73 национальные нотариальные организации стран, в основу правовой системы которых преимущественно положено римское право. МСЛН был основан в 1948 году па съезде в Буэнос-Айресе по инициативе аргентинского нотариуса Xoce А. Негри и представляет собой организацию, которая объединяет нотариаты стран, где нотариусы свободны и назначаются на должность государством, наделены полномочиями совершать нотариальные действия от имени государства и несут личную ответственность за обеспечение законности[162].

Целями деятельности данного Союза является представительство нотариата при международных организациях (ООН, Совете Европы, Европарламепте, Международном Союзе адвокатов, Международной Ассоциации юристов и в большом количестве иных международных правительственных и неправительственных организаций); сотрудничество и участие в деятельности международных организаций; изучение права в области нотариальной деятельности и сотрудничество в работе, направленной па ее гармонизацию; распространение принципов латинского нотариата, обеспечение «независимости нотариата и высокое значение нотариата в целях лучшей защиты прав отдельных лиц и общества в целом»[163] и др.

Наличие такой международной организации с довольно большим числом членов (примерно 30% от общего количества стран в мире) свидетельствует о значимости нотариата в обеспечении законности, охраны и защиты прав граждан и юридических лиц. Большое количество членов свидетельствует о том, что институт свободного нотариата является доминирующим в мире и наиболее совершенным по отношению к другим формам осуществления нотариальной деятельности.

MCJIH сформулировал ряд своеобразных принципов деятельности нотариуса — «десять заповедей нотариуса»[164]: уважай свое министерство; воздержись, даже если самое маленькое сомнение делает неясным твои действия; воздай должной правде; действуй осмотрительно; изучай с пристрастием; советуй с честыо; руководствуйся справедливостью; действуй в рамках закона; работай с достоинством; помни о том, что твоя миссия направлена на то, чтобы не было споров между людьми.

В англо-саксонском праве судебное разбирательство традиционно является доминирующим способом разрешения конфликтов, при котором в качестве основного

средства доказывания используются показания свидетелей[165]. В этой связи нотариусы, и нотариально оформленные документы не играют в странах англо-саксонской системы той роли, которая им отведена в странах Латинского нотариата. Так называемые «публичные нотариусы» (notary public) осуществляют удостоверительные функции, свидетельствуют верности подписей, копий и т.п., при этом такой нотариус может даже не иметь юридического образования. Общеизвестными фактами является как значительное количество судебных споров в США, так и поражающие воображение число адвокатов (юристов-консультантов) в этой стране: повседневная юридическая жизнь характеризуется множеством судебных процессов, что объясняется, в том числе, и способами составления договоров — каждая сторона при помощи адвоката пытается наиболее выгодных для себя условий, не заботясь о сбалансированности соглашения, учете интересов других лиц и общества[166]. В настоящее время в ряде штатов США (Флорида, Алабама, Иллинойс, Техас) созданы и функционируют «нотариусы гражданского права» (civil law notaries), функции и полномочия которых схожи с нотариусами Латинского типа, хотя такие нотариусы параллельно осуществляют функции как нотариусов, так и адвокатов. При этом, в качестве нотариусов они назначаются не судебными органами, а властями штата. Появление в США «нотариусов гражданского права» было вызвано неудовлетворенностью американских предпринимателей непризнанием странами романо-германской системы документов, составленных в США, из-за отсутствия подтверждения их аутентичности[167].

Здесь и далее под термином «аутентичность» мы будем понимать такое свойство документа, при котором его содержание считается подлинным, достоверным и/или соответствующем первоисточнику[168]: например, статья 1319 Гражданского кодекса Франции устанавливает, что «аутентичный акт считается полностью достоверным в части соглашения, которое он содержит»[169]. Благодаря качеству аутентичности, придаваемому нотариусом от имени государства, акты граждан приобретают статус официальных документов и пользуются доказательственной и исполнительной силой. «Доказательственная сила нотариального акта означает его самодостаточность для подтверждения действительности, излагаемых в нем фактов», а исполнительная сила

означает возможность начала процедуры принудительного исполнения обязательства, основанного на нотариально удостоверенном акте, без обращения в суд[170].

В настоящее время исследователи также обращают внимание на наличие двух моделей организации нотариата как правового института и связывают это с различными подходами к пониманию права и видению роли государства в современном обществе.[171][172]

Первая — этатистская модель предполагает огосударствление нотариата, поскольку представители такого подхода считают, что природа нотариата и организационно­правовые формы его существования должны быть жестко государственными .

Вторую модель условно можно назвать интегративной, в рамках которой нотариат функционирует на границе частной и публичной сфер и имеет дуалистическую природу, в силу которой нотариус одновременно выступает, с одной стороны, как уполномоченный представитель государства, а с другой — как независимый юридический консультант сторон.

<< | >>
Источник: Алферов Иван Александрович. Нотариальная форма защиты и охраны права и законного интереса. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. MОCКВА - 2007. 2007

Еще по теме §1. Историческое развитие и современные модели организации нотариата:

  1. Глава III. Правовое регулирование организации и компетенции нотариата в РоссийскойФедерации
  2. Развитие теории хеджирования и ценообразования опционов после открытия модели Блэка-Шоулса
  3. ИСТОРИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ВОЗНИКНОВЕНИЯ АДМИНИСТРАТИВНОГО ПРАВА.
  4. § 2. Понятие и функции нотариата
  5. Архитектура современных матричных СБИС-мультипроцессоров
  6. § 1.Общая характеристика правового регулирования нотариата и нотариальной деятельности
  7. 18. Некоммерческие организации
  8. Глава IL Понятие и сущность нотариата и нотариальной деятельности
  9. Структурная организация коммутационного устройства
  10. Право административных процедур и административно-процессуальное право в государствах Центральной Азии — краткий обзор современного состояния
  11. Основные расчетные модели силового сопротивления железобетона
  12. Построение имитационной модели коммутационного устройства
  13. Структурная модель устройства коммутации с параллельно­конвейерной диспетчеризацией пакетов
  14. Деятельность кредитных организаций как объект банковского надзора
  15. СТРУКТУРНО-ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ КОММУТАЦИОННОГО УСТРОЙСТВА С ПАРАЛЛЕЛЬНО­КОНВЕЙЕРНОЙ ДИСПЕТЧЕРИЗАЦИЕЙ ПАКЕТОВ
  16. Понятие, сущность и цели надзора Банка России за деятельностью кредитных организаций
  17. Основные этапы развития мирового рынка производных инструментов
  18. 2.2. Анализ метода квантильного хеджирования в рамках модели Блэка-Шоулса
  19. Развитие административного правосудия в Кыргызской Республике
  20. МЕТОД И АЛГОРИТМ КОММУТАЦИИ С ПАРАЛЛЕЛЬНО­КОНВЕЙЕРНОЙ ДИСПЕТЧЕРИЗАЦИЕЙ ПАКЕТОВ. СТРУКТУРНАЯ МОДЕЛЬ КОММУТАЦИОННОГО УСТРОЙСТВА